1
Ты хорошо выглядишь. Германия тебе на пользу.
2
Правительство США держит в Гуантанамо более 700 заключённых.
И мы не знаем, кто они. Мы не знаем, в чём их обвиняют.
С каких это пор мы стали сажать людей в тюрьму без суда и следствия?
3
Мне приказано организовать военный трибунал над вражескими боевиками, причастными к терактам 11 сентября и находящимися в Гуантанамо под юрисдикцией президента.
Ты знаешь о деле Квирина?
Дело времён Второй мировой войны о восьми нацистских диверсантах, пойманных при попытке проникнуть в США на подводной лодке?
Восемь нацистов, восемь обвинительных приговоров меньше чем за месяц.
Ты забываешь главное.
Шестерых из них приговорили к электрическому стулу.
Суровое правосудие. Вот чего хочет наша администрация.
4
При посещении клиента рекомендуется надеть хиджаб.
У нас были случаи, когда заключённые плевали в адвокатов-женщин.
5
В чём вас обвиняют на допросах?
Три года меня допрашивали каждый день по 18 часов.
Как если... попросить Чарли Шина назвать всех его подружек.
6
Какая у вашего отца должность? Он путешествует?
Постоянно, он путешествовал по работе.
Он был верблюжьим пастухом.
Он умер... когда мне было девять.
Всю свою жизнь он отказывался сесть в машину.
Говорил, что это испортит его врождённую способность к навигации.
Подождите, подождите. Он никогда не ездил в машине?
Ага, могу поспорить, что это враньё.
Вы правы. Я лгу.
Однажды он сел в машину, чтобы найти пропавшего телёнка.
Через две секунды он запаниковал и вылез из машины.
На полном ходу.
Единственная поездка отца длиной в две секунды. вы меня раскусили.
7
Слушай. Ты же знаешь: исходные данные - только для разведки, а не для суда.
Но всё упирается именно в это.
Если у меня будет 20000 пересказов и ни одной реальной улики,
Слахи выйдет на свободу.
А этого нельзя допустить.
8
Вас назвали адвокатом-террористкой.
Что вы на это ответите?
Когда я защищаю обвиняемого в изнасиловании, меня в том же не обвиняют.
Когда я защищаю обвиняемого в убийстве, никто не идёт раскапывать землю у меня во дворе.
Но когда кого-то обвиняют в терроризме, такие, как вы, похоже, считают, что это совсем другое.
Это не так.
Когда я защищаю моего клиента и настаиваю на честном слушании, я защищаю не только его, но и вас, и себя.
В Конституции нет сноски в конце:
«Применяются особые условия».
9
Военные хотят заняться тобой.
Имей в виду... эти беседы не будут такими дружелюбными.
Что, без чая? И торта?
10
Это не информация «Аль-Каиды», сэр. Это пришло с нашей стороны.
Я видел служебные протоколы.
Офицер запаса ВМС капитан Коллинз руководил проектом.
Лишение сна, пытка утоплением, стойки в неудобных положениях, побои.
Он специально угрожал ему, что его мать привезут в Гуантанамо и отдадут на растерзание другим заключённым.
11
Почему ты думаешь, что ты лучше нас?
Я не думаю, что лучше кого-то! В этом и смысл!
Мы все давали клятву следовать Конституции.
И мы, мягко говоря, далеки от этого.
12
Там, откуда я родом, люди не доверяют полиции.
Мы знаем, что закон коррумпирован, а правительство использует страх в качестве рычага управления.
Когда я подростком переехал в Германию, я узнал, каково это - жить там, где люди не боятся полиции...
Где люди уверены, что закон защищает их.
Для меня и для многих людей в мире Америка - такая страна.
В Мавритании мы тоже смотрели «Закон и порядок» и «Элли МакБил».
И когда я попал в Гуантанамо...
Я не переживал, потому что верил в американское правосудие.
Никогда бы...
Я никогда бы не подумал, что восемь лет просижу в тюрьме без суда и следствия, и что Соединенные Штаты Америки будут использовать страх и насилие, чтобы контролировать меня.
Всё это время мне твердили: «Ты виновен.
Ты виновен.»
Но не в том, что я сделал, или что было доказано...
А на основании подозрений и предубеждений.
Если в Штатах к вам относятся предвзято, эта проблема никогда не исчезнет.
Мои тюремщики не могут простить мне того, чего я никогда не делал.
Но я пытаюсь простить их.
Я хочу простить...
Потому что это то, чего хочет Аллах, мой Бог.
13
На арабском слова «свобода» и «прощение» - это одно и то же слово.
14
Все эти восемь лет я мечтал оказаться в зале суда, и вот, когда я здесь, честно, мне до чёртиков страшно.
Но...
Но я надеюсь, что справедливость восторжествует.
Потому что...
Я верю, что суд подчиняется закону, а не страху.
15
НЕСМОТРЯ НА УДОВЛЕТВОРЕНИЕ ХОДАТАЙСТВА О НЕПРАВОМЕРНОСТИ ЗАКЛЮЧЕНИЯ
АДМИНИСТРАЦИЯ ОБАМЫ ПОДАЛА АПЕЛЛЯЦИЮ,
И МОХАМЕДУ ОСТАЛСЯ В ЗАКЛЮЧЕНИИ ЕЩЁ НА СЕМЬ ЛЕТ.
ОН ТАК БОЛЬШЕ И НЕ УВИДЕЛ СВОЮ МАТЬ. ОНА СКОНЧАЛАСЬ В 2013 ГОДУ.
НЭНСИ И ТЕРИ НАВЕЩАЛИ МОХАМЕДУ РАЗ В НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ
И ПРОДОЛЖИЛИ СОТРУДНИЧЕСТВО С АМЕРИКАНСКИМ СОЮЗОМ
ПО БОРЬБЕ ЗА ГРАЖДАНСКИЕ ПРАВА, ЧТОБЫ ДОБИТЬСЯ ЕГО ОСВОБОЖДЕНИЯ.
НЕСКОЛЬКО ЛЕТ ЗАПИСИ МОХАМЕДУ БЫЛИ ПОД ЗАПРЕТОМ К ПУБЛИКАЦИИ,
И ТОЛЬКО В 2015 ГОДУ ОНИ БЫЛИ ИЗДАНЫ ПОД ОБЩИМ НАЗВАНИЕМ «ДНЕВНИК ГУАНТАНАМО».
НЕСМОТРЯ НА ЖЁСТКУЮ РЕДАКТУРУ ОТ ПРАВИТЕЛЬСТВА, КНИГА СТАЛА БЕСТСЕЛЛЕРОМ
И ПРИВЛЕКЛА ВНИМАНИЕ ОБЩЕСТВЕННОСТИ К ЕГО ДЕЛУ.
16
ЕГО НАКОНЕЦ ВЫПУСТИЛИ 17 ОКТЯБРЯ 2016 ГОДА
ПОСЛЕ 14 ЛЕТ И ДВУХ МЕСЯЦЕВ НАХОЖДЕНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ.
ЕГО НИКОГДА НЕ ОБВИНЯЛИ В ПРЕСТУПЛЕНИИ.
17
ИЗ 779 СОДЕРЖАЩИХСЯ В ГУАНТАНАМО ЗАКЛЮЧЁННЫХ
ТОЛЬКО ВОСЕМЬ БЫЛИ ОСУЖДЕНЫ ЗА СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.
ТРИ ИЗ ЭТИХ ПРИГОВОРОВ БЫЛИ ОТМЕНЕНЫ В АПЕЛЛЯЦИОННОМ СУДЕ.