Ну ладно, давай-ка лучше подумаем, как уберечь тебя от постов и караулов.
Чего-нибудь придумаем!
Голь на выдумки хитра!
Филимон, друг мой... Ну что ты прячешься?
Мы ведь дома, в России...
Дома то оно дома...
А ведь правду сказать, Ибрагим Петрович, я ведь беглый холоп...
Как?
От казни спасался...
Выходило мне смертное битьё.
Это за какой же грех?
Грех то - с орех!
Поварёнком был, чугун щей опрокинул.
Из-за такой малости казнить человека?
Звери-кровопийцы!
Да, да, наслышан я о боярской лютости.
Но такого я ведь как опрокинул... боряскому сыну на коленки, а щи - огонь!
Так это худо! - Чего уж доброго...
Он так рассвирепился! Табуретку об меня изломал!
Ну, я заплакал и убёг.
На чужбину? Бедняга... -Да нет, на кухню.
Схватил кочергу железную, воротился, да как дам по балде!
Ну вижу - худо, и в бега.
Сперва в Литву, потом к немцам, потом к французам.
Думал выучусь, буду звёзды наблюдать.
А меня в солдаты...
Се ля ви, Ибрагим Петрович...
Ты не злодей, но ты и не жертва.
Ты только игрушка в руках судьбы, как, впрочем, и я...
Ну, а пока полезай в земное чрево.
Кто едет?
Государев крестник!
А что там впереди?
Город Петербург.
Это чей дом?
Графа прокурора, генерала Ягужинского.
Сколь буду жив, тебя не забуду.
Оревуар, мон шер ами.
Я тут как травиночка в стогу, никто меня не сыщет.
Спасибо, что спас христианскую душу.
Прощай.
Ибрагимушка, ну что ж ты так поздно?
Государь ждёт тебя.
Крестник...
Не забыл меня на чужбине?
Не забыл, государь.
По прежнему предан тебе.
И душой, и телом.
Ой ли?
Докажи!
Вот, супостат на плахе.
Ненавистник всех моих свершений.
Сруби ему голову!
Государь Пётр Алексеевич, я люблю тебя и почитаю как родного отца, и в бою готов срубить для тебя хоть 10 голов, но вот здесь, так... убить живую душу не могу!
Я солдат, а не палач.
Это - отговорки, бери топор.
Не стану!
Ягужинский?
Я здесь, Государь!
Ты любишь меня?
Выполняй приказ!
Эк, потешаются... -Это шут мой, Ванька Балакирев!
Ты его люби! Он человек опасный.
Да и как над тобой не смеяться?
Человека не захотел сгубить.
Молчи, Ванька!
Пойдем, крестник.