Не знаешь, что лучше, то ли немилость, то ли милость царская.
Сидишь дрожишь, вдруг опять что не так.
Ох, всё то у него по новому, всё-то по своему
А родовитые бояре вроде как тьфу!
Ничего, батюшка, отольются кошке мышкины слёзы!
Семь! - Восемь!
Отрок должен учтив и вежлив быть.
Лучше скажут про кого: он невежлив, нежели спесивый болван.
Младые отроки должны....
Искусница моя..
В Голландии живописцев пруд пруди, но за тобой, Наташка, никому не угнаться!
Лапищи убери!
Ну я ж жених! Мне можно.
Не сватал, а жених!
Ну так буду сватать!
Выходи, дурёха, за Мишку!
Не пойду.
"Не пойду"... За рога приведут!
Наташенька, ну подожди, я тебе стихи сочинил.
Вот послушай!
Мне давеча приснился дивный сон, я в роще был Амуром убиён
И от срелы того Амура, во мне горит любви фигура...
Любушка моя!
Я к тебе ночью в гости приду!
Рехнулся?
Вот как Бог свят, приду, Наташка!
Ну будет лясы-то точить!
Спать давайте, спать!
О Господи! А ты, Михайло, ступай к Сергуньке.
В какую же это дыру нас загнали, Ибрагим Петрович?
Мон Дье! Пресвятая Богородица!
Мишку Говорова я не боюсь... наглец, пустоумок.
Я бы разделался с ним проворней, чем ты с курёнком.
Но она его любит более жизни.
Как же я мог её сделать несчастной.
Господи, сохрани нас и помилуй!
Не бойся громовых раскатов, они суть звук пустой.
Опасна лишь молния, которая являет собой субстанцию электрических сил.
Я должен с ней поговорить. -С кем?
С Натальей Гавриловной.
Это пуркуа? -Я объясню ей.
Наталья Гавриловна, скажу я ей...
Я люблю вас, всей моей израненной душой.
Вас неволят выйти за меня.
Не надо!
Во искушение мне послан?
Изыди, сатана!
Кто это? Уйди!
Я бешеная! У меня ножик под подушкой!
А зачем вам, Наталья Гавриловна, ножик под подушкой?
Ой, кто это?
Извините меня, что пришел к вам, как разбойник, но я хотел объяснить...
Ибрагим Петрович? Ибрагим Петрович, уходите, нельзя вам тут!
Да я понимаю... но не могу уйти, пока не объясню вам причины моего отказа.
Да чего ж тут объяснять? Я вам очень благодарна, одного не пойму, чем я вам не подошла?
Ни в чём, ангел мой, я не нашел в вас изъяна.
Да, но это ж вы показали мне, что я вам не мил.
Да как же я мог взять вас после этого в жёны?
Жизнь со мной была бы для вас мукой.
Нас об этом не спрашивают.
Да что ж мы, дикари? В 18 веке живём.
Нет, Наталья Гавриловна, вы должны сказать...
Да уходите же, поскорей, вдруг, как он придет.
Наталья Гавриловна, вы меня не понимаете...
Ну, хорошо.
Я вам объясню придуманную мной аллегорию.
Счастье... это мотылёк, понимаете?