Порхает, сядет на плечо и бойся его спугнуть, береги его, а схвати его грубыми руками - нет мотылька, один прах!
Кто побёг? Куды побёг?
В доме нечистая сила!
Уходите, Ибрагим Петрович! Придёт Мишка, убьёт вас!
Мишка Говоров?
Ходит к вам в эту пору?
Я никого не боюсь на этом свете, Наталья Гавриловна, я просто не хочу делать вам компрометации.
Наташа!?
Живая! Ну и слава Богу!
Наташенька, я боюсь! -Успокойся, не было никого, не плачь!
А кто окошко-то разбил?
Пустите меня! Где он? Я вас спрашиваю! Покажите мне его!
Михайло! -Куда ты спрятался, трусливый пёс!
Да не было никого! -Где он, я спрашиваю?
Убью, гада!
Да что же это такое? В своём дому покоя нет!
Всё потому, что порядку нет!
Это же арап приходил! Он нас в пещеру унесть хотел!
Это сатана приходил!
Сказано в Писании - ликом черен и прекрасен.
Крепостицу, Государь, поставить надо, и без промедления, уже и место подыскали, отменное, лучше не найдёшь.
Молодцы, сие разумно.
А уж сделаем, попробуй кто суйся к нам!
Верно! Залив, как стеной закроем.
Да, и будет им сия крепостица, как кость в глотке.
Темно.
Ничего не видать.
Свету мало.
Огня сюда.
Да нет, детушки...
Это у меня в глазах потемнело, а вы... днём с огнём.
Ну? К делу!
Про что я? О чём бишь я?
Кто строить будет?
Могу и я. Да только есть у тебя, Государь, строитель поискуснее меня.
Кто таков?
Инженер-поручик Ибрагим Ганнибал.
Нет!
Прочитал про Македонского, царя Александра.
Какая высокая судьба, какие подвиги сотворял!
А я как таракан сижу за печкой, щи варю.
Таракан, мон шер, щей не варит, да и ты неделю уже не варил.
Здравствуй, Ибрагим Петрович!
Здравствуй.
С чем пожаловал?
Посмотреть на твоё житьё-бытьё.
Здесь, значит, и ешь, здесь и пьёшь, здесь и спишь?
Это кто?
Денщик мой, Филька.
Бонжур, месье.
Денщик, а пол не метен.
Книги читает.
Плутарх.
Чтение такое до добра не доводит.
Пошёл вон!
Авек плезир.
Ну-с, Ибрагим Петрович, хорошие вести я для тебя...
Царь тебя простил.
Смею ли я поверить?
И фрегат снова мой?
Видеть тебя возле себя он не хочет, поедешь в посольство, в Италию.
В Неаполь, к этим....
Поспешай, пока он не передумал.
Аль не рад?
Довольно я жил на чужбине!
Здесь моё Отечество и здесь я хочу быть.
Не смей! Порвёшь!