Князь Сергей, ответь мне, какой отклик находит в тебе блажь моей дочери?
Скажи Маше, что ты отказываешься от ее жертвы.
Как достигнешь места, пиши про лишения, что встретит она, если последует за тобой.
Письмо отвратит ее иллюзии, отнимет надежды, она успокоится.
То есть забудет меня?
Повторите еще раз.
Княгине Трубецкой, Английская набережная.
Ста верст не проехали, а уже третье письмо.
Князь, будь мужчиной, христианином, ты сломал ей жизнь, не будь же убийцей.
Она слаба здоровьем, она не вынесет ужасов путешествия.
Разве не в ваших намерениях упразднить государеву власть, взамен монарха возвести заговорщиков и править на манер якобинцев?
Да откуда все это?
Еже суждена нам удача, члены общества тотчас удалятся от политической жизни.
Ты предаешься опасности пережить бесчестие, позор, быть может утратить жизнь.
А при удаче никакого воздаяния за риск?
Доброе слово потомков - это все, на что мы надеемся..
Если бы мое участие в делах общества стало бы помехой семейному счастью я лучше бы отказался от семейного счастья, нежели бы изменил моим убеждениям и долгу.
Да как же ты венчался с грехом эдаким?
Спокойной ночи.
Я сделаю все, о чем вы просите.
Прощайте. - Храни тебя Бог.
Простите.
Храни вас Бог, ученики истины.
До Екатеринбурга 2 тысячи верст, господи.
До Иркутска почти 7 тысяч, невероятно.
До Нерчинска еще 800.
Понимаю Ваши чувства, княгиня, однако в делах подобного рода я обязан
держаться установленных правил. - Разумеется, ваше величество.
2 года назад швее графа Орлова было дозволено... отправиться вслед за осужденным.
Поступок простолюдинки сделал на Вас вдохновение?
Швея мало теряла, а Вы...
Надеюсь, закон не может лишить дворянку того, что дозволено низкому сословию?
Настаивая на правах низкого сословия, дворянка может невольно себя уравнять.
Господин граф, все готово.
Бежать от французской революции, чтобы выдать дочь за русского заговорщика!
Подожди.
Извольте говорить по-русски, сударыня.
Я не говорю по-русски.
Что вам угодно? - Выслушайте, государь.
Позвольте мне разделить изгнание поручика Анненкова.
Он Ваш муж?
Я была бы обвенчана с ним, если бы захотела преступить правила деликатности.
Я решилась на этот поступок, узнав, что русские женщины пожелали следовать за мужьями и нашли в Вас сострадание.
Но это не Ваша Родина, мадам.
Я откажусь от своей Родины. - Возьмите ее прошение.