Ваше превосходительство, не ездите в Умань, фельдъегерь из Петербурга.
Поворачивайте, Ваше превосходительство.
Поздно мне поворачивать.
Здесь несколько писем жене.
Раздайте их, чтоб отсылали из разных мест.
Жена еще слаба, пусть узнает об этом как можно позже.
Кто доложит обо мне государю?
Что за шутки капитан? Приказа о Вашем аресте нет.
В день присяги вы были в полку. Разве не так?
А я ушел к мятежникам, когда на них направили пушки.
Вы на себя клевещете.
Отнюдь, я состоял в тайном обществе и разделю их участь.
Шпагу отдал без принуждения, но как был препровожден на гауптвахту, оказал неповиновение, почему и был связан.
По причине голодного обморока...
Он ранен, пускай сидит.
Я знал наперед, что ты здесь будешь.
Это ты говорил "истребить августейшую фамилию"? Ты?
Нет, никогда и никому не говорил.
Никому не говорил, но всегда об этом думал.
Взять!
Оскорбить августейшее величие?
Помилуйте, как я могу оскорбить их величие?
У них же крепости, армия, флот.
Они же картечью. Что им из того, если я скажу:
Вы, Николай Павлович, свинья!
Как смеешь ты сидеть в присутствии? - Мерзавец! Свинья! Дрянь!
В полку вы ругались лучше.
Катрин, чтоб тебе не говорили о нас...
Молчи!
Один Бог тебе судья, Саша.
Господин посол, извините, пришли русские чиновники, сам министр иностранных дел.
В чем дело, господин министр? Так рано, в моем доме?
Мне жаль беспокоить Вас в столь неурочное время, но в Вашем доме провел ночь Ваш родственник, князь Трубецкой.
Если вы оставите князя в австрийском посольстве, вам будет вручена нота.
Я послал за князем, но если он не пожелает выйти...
Чему обязан?
Вас просит к себе император.
Когда? - Сей же час.
Что Вы, князь!
Я надеюсь, Людвиг, вы позаботитесь о Катрин.
Папа, прошу тебя, скажи, где Серж?
Трубецкого здесь нет.
Где же Серж?
Уезжай отсюда скорей, это мятежники.
Мятежники здесь? Но где же Серж, умоляю тебя!