(По-немецки): И как это будет финансироваться?
В нашем государстве на такие забавы денег нет.
Я завтра же открою акционерное общество и соберу необходимую сумму.
Паровозы купим в Англии, вагоны - в Бельгии.
Вместе со строительством это обойдется в три... миллиона рублей.
Быть по сему.
Пробную увеселительную дорогу я дозволяю.
Раз мой народ хочет дорогу - он будет ее иметь.
Вместе с тем, герр Герстнер, я прошу соблюдать условия нашего договора.
Пункт первый.
Никаких государственных субсидий.
Пункт второй.
Ваше акционерное общество будет контролировать граф...
Бенкендорф.
...И, наконец, - пункт пятый: национальность.
Никаких французов!
Совершенно справедливо, Ваше Величество...
Господа хорошие, не напирай!
Осади, мужики!
Мужики, ну... Ну мужики, ну!.. Тихо!
Ну что ж вы, мужики, а?
Ну давайте не будем орать все вместе! Мужики, давайте встанем в очередь.
(Федор): Кто за бумагами - налево. Кто на работу наниматься - прямо.
Правильные мужики! Большое дело делаем! Хорошо пошло!
(Федор): А вы, господа иностранные специалисты, идете прямо к Антону Францевичу!
Хорош, подлец!
Через семь минут акционерное общество Царскосельской железной дороги перестанет существовать. Ура, господа! - Ура!
Наши онучи ихних не вонюче!
Следующий! Живее! Всего-то!..
Сколько можешь дать землекопов? - Да полтораста дам, Родион Иванович.
Отлично! Завтра поставишь на работу 150 человек, а распишешься за двести.
Прошу подписать.
Следующий!
На все.
Фроська, да куда ж ты бумагу-то взяла, а?
Она ж больших денег стоит!
Айн, цвайн, драйн...
Какая вонища!
Господи...
Господа! Прошу извинить меня за опоздание. Дела.
А почему вы решили купаться в одежде?
(Звучит песня): "Куда бы солдата Судьба ни забросила,
Не будет солдат горевать..."
Левее, левее! Я сказал - левее!
"Зимою и летом, весною и осенью С врагом он готов воевать"...
За мной, ребята!
Пиранделло!
Видишь? Помоги.
"А что солдату надо? Немного надо: Был бы весь порох сухой"...
Родион Иванович!
Принимайте пополнение.
Михал Михалыч, нет слов, дабы выразить свое восхищение!
Ровно 300 рублей, как договаривались. - Благодарю покорно.
Пиранделло! Покажи господину офицеру, куда людей ставить. Мигом!
Сделаем, Родион Иванович! Поехали за мной.
Ты мне, сукин кот,
200 саженей к оплате представил. - Ну!
А здесь что?
Ста шестидесяти не наберется! - Хорошо, давай перемерим.
Эх, Родион Иванович! Ты что - думаешь, обманываю, что ли?
У тебя сажень на два вершка меньше положенного, жулик!
Это я-то жулик?!
Ты думаешь, мне не ведомо, что твоя сажень на три вершка длиннее? - Что ты сказал? Да как ты смеешь?!
Моя сажень... - Не спорьте, Родион Иванович!
Не спорьте!
И ты не надрывайся так. вы оба правы.
Просто у Родиона Ивановича сажень немножко длиннее, а у тебя - короче.
Вот настоящая! По ней и мерить надо.
В Вене все узнаешь про Герстнера до мельчайших подробностей.
Под видом богатого скотопромышленника внедришься в австрийские научные круги.
Для поддержания контактов будешь вести разгульный образ жизни: карты, рулетка, вино, женщины... - Ваше сиятельство...
Я не могу. Никак...
С превеликим удовольствием, но... средств... - Не волнуйся, братец.