Единственным спасением от расстояний являются железные дороги.
Это развитие торговли и рост благосостояния народа.
Перевозка пассажиров по железной дороге есть самое демократическое...
Мерзавец!
Родион Иванович, опусти пистоль, Христа ради!
Пальнет еще, убьет кого... Грех на душу.
Антон Францевич, придержите Фросю.
Порвет она их всех, не дай Бог.
Слышь, ты! Чего надо?
Да ты кто такой? - Я?
Пиранделло.
Пиранделло!..
Пиранделло!
Где ты такой взялся?
(Бандит, с дерева): Бейте его, бейте!
Это ж ворог ваш заклятый!
Ну чего, мужики? Подсоби!
Ну что встали, так вашу мать! А ну давай! Шевелись!
Давай! Давай! Давай!
Все, Родион Иванович. Поехали!
"Ой, что тут было, Ваше Сиятельство!
Компания господина Герстнера была пугана разбойными людишками княгини Отрешковой, коим противостояла сила убеждения господина Герстнера, пистоль корнета Кирюхина и некоторые физические воздействия Федора (крестьянина), благодаря Господу не доведшие до смертоубийства..."
(Тихон): Помогите!
Помогите! Помо...
Как же ты?
Секретный агент тайной полиции, а плавать не умеешь.
Да когда же было учиться плавать, ваше благородие Родион Иванович?
Мы же все время следим да пишем, следим да пишем. Пишем, следим...
А времени плавать... - Господи! Я-то всю жизнь считал, что тайный агент Третьего жандармского отделения плавает, как рыба, стреляет, как Робин Гуд.
Из пистолета - бац! С сорока шагов - белке в глаз.
Да я с пяти шагов слону в задницу не попаду.
Тиш, давай я тебе тепленького подолью.
Козье молоко - оно ведь силу придает. - Спасибо.
Ну? Что с лошадьми, любезный? - Лошадей, извиняюсь, нет-с.
И не предвидится, ваше благородие. Нет-с!
Францевич, молочка попейте! - Нет, нет, спасибо.
Черт знает что!
А документ у тебя какой-нибудь есть? - А как же!
Вот он, здесь он. Правда, мы немножко подмокли с ним.
Эй! Любезнейший! - Да, барин.
Быстро! Четверку лучших лошадей тайному агенту Третьего жандармского отделения из собственной Его Величества канцелярии!
Ну-ка покажи ему документ, Тихон!
Покажи, покажи! Не стесняйся!
(Тихон): Ну что ты вылупился, дятел?
Порядочного документа не видел, что ли?
(Кирюхин): Во какой документ. Видал?
Не губи, барин, а!
(Зайцев, пишет): "Сикретно..."
(Кирюхин): Не "сИкретно", а "сЕкретно", грамотей!
А дальше так:
"С величайшими опасностями и риском для жизни мне удалось внедриться в наблюдаемую группу".
Написал? - вам удалось?
Тебе! - Мне?! А!.. Конечно.
Ну, и за это проси жалованье за полгода вперед. И подписывайся... как там это у вас делается.
(Зайцев, пишет): "Преданный Отечеству и Вашему Высокопре..." Что это такое? Дым? Или туман, а?
Кажись, заблудились.
(Кучер): Но! Но! Ну уезжай, родимые!
Куды ж это нас занесло, братцы, а? Господи...
Помоги, сохрани и выведи, Господи!
Ну вот! По таким пустякам - и сразу к самому Господу...
Здравствуйте, господа хорошие!
О, майн Гот!..
Ой! А что это вы так приуныли, а?
Заблудились. - Эка важность! Сейчас я вам помогу.
Садитесь.
Ну садитесь же!
Давайте, миленькие! Господь выведет.
(Кучер): Братцы! На большак вывезли!
Меня зовут Мария.
Очень приятно. - Местная?
Ну это как посмотреть.
Вы озябли, Машенька?
Ага. Ждала вас долго. (Тихон): - Так это ж легко поправимо!