Приступим!
О-о-о! Прытко, прытко!
Бей!
Не горячись, мой мальчик. - Ах ты, черт поганый!
А то, понимаешь, спаивают нас! Знают, суки, нашу слабинку!
Родион Иванович! Может, пропустим стаканчик-другой?
Освежиться не желаете?
Лучком закусить-с? Оп! - Балдафон хренов!
Другой разговор.
Тихо-тихо-тихо!
Не по правилам.
А вот по правилам! - По лицу не...
С победой, Родька, дорогой! - И тебе!
Рашен-колобашен...
Сынок... Спасибо!
(Иванов, плачет): Ненавижу!
Завершение строительства насыпи задержалось на два дня.
Производительность работ упала на... девяносто семь с половиной процентов.
Для восстановления здоровья работников компания была вынуждена найти четыре сотни рублей на опохмелку.
Это последнее, что я могу сделать.
Нет меры хмелю русскому!
Дозвольте мне сказать.
Уважаемый Родион Иванович...
Антон Францевич, Манечка...
У меня все.
А если Бог сподобит и придется уехать на закупки? В страну далекую.
В Англию, за паровозами.
(Маша): Ну как же на вас дело-то оставить, а?
Мы начинаем осознавать.
Родик! Машенька! вы посмотрите, кто нас встречает!
Сам мистер Стефенсон! (Маша): - Это весьма приятно.
(Кирюхин): Спокойно, Антон Францевич.
(Герстнер): Добрый день.
Уважаемые господа! Дорогие коллеги!
Я и мои помощники счастливы приветствовать вас на туманной земле Альбиона.
В знак нашего величайшего расположения - небольшие пустячки.
Это модель будущего.
Садитесь, пожалуйста. - Данке шён.
А теперь, дорогие друзья, мне бы хотелось вместе с вами совершить небольшую экскурсию по моей домашней экспозиции.
Золотой. За что это нам?
Во внешнеторговых отношениях так заведено.
Если иностранная фирма заключает торговую сделку с другой, то...
А мы-то тут при чем? - Ну мы же для них иностранцы.
Этот элегантный движитель очень дорог тем, что он самый экономичный во всем моем производстве.
Вот... И мы протянули друг другу, так сказать, железные руки дорог.
Достаточна ли высота трубы?
А каков способ установки котла?
Подойдите сюда, подойдите сюда! Он не слишком низко от колесной пары?
Потом - отводы для пара.
Нам хотелось бы, чтобы внизу под котлом были отводы для пара.
Иначе около паровоза нельзя будет стоять.
Антон Францевич, родной! Ну что, берем?
Это очень хороший паровоз! - Так...
Лучше всех моих ожиданий! Конечно, берем!
Подождите, Антон Францевич. И вы, Родион Иванович, не торопитесь.
Втулка золотника - с опасной внутренней раковиной.
И большой зазор в кривошипном механизме.
И вообще, это устаревшая модель! Фирма господина Стефенсона обладает уже гораздо более совершенной машиной.
Поверьте мне: я ничего никому не говорил!
Я все же не могу понять, как произошла эта утечка информации.
Но это ни в коем случае не должно повлиять на нашу сделку.
А если они опять обманут? - Мне кажется...
Вы меня убедили. - Будьте внимательны.
Я продам вам новую модель. - Он проверяет возможности.
Но это будет на 40 процентов дороже. - Так и есть. На 40 процентов дороже!
Как?! Мы так не договаривались.
Не договаривались... Мир дорожает. - Он предлагает...
Цены растут. Новая модель... - деньги вперед, новую модель.
Извините, нам необходимо посоветоваться.
Ну что? - У нас же было все точно рассчитано, до копеечки, тютелька в тютельку!
Пусть на 40 процентов дороже. Важнее всего идея!
"Идея, идея"... - Да!
Что с вами делается? Россия вас испортила.