А когда шла она в своём платье из льна по улицам этого города, где до сих пор снимают фильмы про революцию без всяких декораций, то даже собакам было стыдно за свою провинциальную шерсть.
...
И вот если сказано «не смотри с вожделением» — это сказано «не возжелай в сердце своем». А тот, кто смотрит на женщину с похотью, у того сердце закрыто на амбарный замок, и кто смотрит на женщину с похотью, тот не ее желает наполнить, а лишь себя желает опустошить.
...
Лопат не хватит и ваганек не напасёшься на всю эту людскую массу, задыхающуюся без кислорода под озоно-аэрозольной дырой.
...
Сказано: «Не судите, да не судимы будете». Сказано: «Не судите, да не судимы будете», — и сказано это в оправдание отсутствия памяти. Иными словами, если у кого-нибудь застрелят из охотничьего ружья любимого человека, то не осудить стрелявшего можно только одним способом — забыть об убийце. Навсегда забыть о существовании ружей, убийц и любимых людей. Но не делать вид, что забыл, а забыть по-настоящему, устроить в своем мозгу клиническую амнезию. И вот когда мать жены Александра из Серпухова наконец-то узнала о том, что зять зарубил лопатой ее родную дочь в огороде, то на следующий же день после суда над ним забыла о его существовании, тем самым перестала осуждать убийцу своей дочери и тем самым не судила его более строгим материнским судом.
...
А в каждом человеке есть два танцора: правое и левое. Один танцор — правое, другой — левое. Два легких танцора. Два легких. Правое легкое и левое. В каждом человеке два танцора — его правое и левое легкое. Легкие танцуют, и человек получает кислород. Если взять лопату, ударить по груди человека в районе легких, то танцы прекратятся. Легкие не танцуют, кислород прекращает поступать.
...
Бог у нас только по выходным, а в середине недели мы его не почитаем.