1
Мама!
Пьер! Что случилось?
Эта музыка, она у меня здесь!
Успокойся, нет никакой музыки. Петруша, успокойся, мама с тобой.
2
Для музыканта среди неудач и препятствий утешительно думать, что есть небольшое меньшинство людей, к которому принадлежите и вы, так искренне и тепло любящее наше искусство.
3
Я знаю, что нехорошо девушке первой писать мужчине, но я не могу без вас жить и поняла, что люблю вас, как никого еще не любила..."
4
Разве так обнимают любимую женщину?
Это же торжество вашей любви, счастливый конец.
Что вы делаете?
Давайте еще раз. Приготовились.
5
Я накрепко засел в Париже.
Так сказать, в плену Больших бульваров...
Да, дико подумать!
Был громкий, большой, бурный человек, любил жизнь, сорил деньгами, разрешал...
Разрешал женщинам целовать руки, шумел на весь свет, и вдруг пшик, пустое место.
Ничего не остается от музыкантов.
Остается память, школа, ученики-последователи, все то новое, что он привнес в музыку.
Утешаетесь, мой друг! Последователи, школа, ученики...
Николай Григорьевич всех бы отдал за один день жизни.
Да и я так же поступил со своими статейками, да и вы... со своими сочинениями.
С написанными, возможно, да, но с теми, что впереди, - нет.
6
В виде отдыха я люблю путешествовать за границей, но жить могу только в России.
7
Вы слишком любите вашу музыку, чтобы могли полюбить женщину.
Да как вам сказать...
И да... и нет...
8
"Я не могу больше ощущать вас как миф.
Я хочу видеть вас реального, бесконечно близкого мне человека.
Я имею на это право, потому что я люблю вас, как никто в мире".
9
Но для меня загадка, как вы, со своим знанием людей, после 1 3 лет переписки не смогли понять, что имеете дело с самовлюбленным эгоистом?
Значит, можно прожить 1 3 лет бок о бок и ничего не уразуметь.
10
Послушайте, почему вы всю жизнь считаете, что имеете право злоупотреблять любовью и доверием людей?
Вы думаете, ваша музыка вас оправдывает?
Но есть Бог и есть справедливость.
Помните о расплате!