Ну вот и встретились. - Да-а.
Сюда нас вез. Эх, кабы вывез. - Уже вывез. Кабы не он, и остался бы ты на камушках лежать.
А ты? - А мне нельзя. Мне на море возвращаться надо. - Пока передышка, проведем перекличку. Вы? - Семернин Игорь.
Вы? - Лейтенант Осянин.
Вы? - Карцев Виктор.
Вы? - Соколов Владимир.
Вы? - Хаце Хари.
Вы? - Семернин Серафим.
Близнецы, что ли? - Близнецы.
Володя. Володя. Соколов.
А! Сука фашистская. - Тихо, батя, тихо.
Чем это он меня? Пустячок, а приятно.
Прохоренко Денис Корнеевич. - Капитан Мигунько.
Ну и намял ты мне холку, парень. Здорово.
Ты тоже не доходяга.
Значит, вы оттуда. Ну и ну. Да тут же немцев полно.
Тут в санатории для них дом отдыха устроен. Для самых главных гадов.
Для заслуженных. Охраняют их хорошо. Я вас спрячу рядышком.
Только вы поаккуратнее, ребята. Большую тайну доверяю.
Ну вот и пришли. - Да, солидное сооружение.
Вы думаете оставить нас здесь? - Пока оставлю, а потом Нинку пришлю с харчами. Эти погреба в скалах сделаны еще при царе Горохе.
Перед войной наши их ликвидировать хотели, но не пришлось. Только главный вход и завалили. Так что, ребят, поаккуратнее. За эти вина немцы золота не пожалели.
Не беспокойтесь. - Проводи меня.
Скажите, эсэсовцы охраняют отдыхающих?
Они. - Странно. Могли бы вермахтом обойтись. Ладно. А Нина - это кто? - Дочка моя, рыбачка, как и я.
Мы при санатории рыбачили. Они всех выселили, а нас оставили, им тоже рыбки хочется. Открывать нужно по такому стуку.
Ну я пошел.
Вот интересно, за сколько все это выпить можно, а?
Соколов, о "выпить" отставить.
Стой!
Стою. Что, не узнал? - Документы.
На твои документы, любуйся. А мне папиросочку дай. Чего вылупился?
Не понимаешь? - Я не понимаю!