"Это был обычный перелет через линию фронта. Нас было 70 человек.
Летели мы к партизану Миронову, отряд которого оказался в критическом положении. До войны мне не довелось побывать в Крыму, а сейчас летим. Странно".
Смотри, какой спокойный. Скоро прыгать, а у него шахматы на уме.
Чего?
Показушничает, морально давит личным примером для дела.
А у самого небось зубарики чечетку бацают.
И правильно делает, шахматы нервишки успокаивают. Тебе бы самому отвлечься не мешало. - Опытный, наверное, потому и спокойный. Ты с ним ни разу не прыгал?
Спрашиваешь. Он еще сам "девочка" в этом деле. Честно. Мне старшина звякнул. Я и знать-то его не знаю, зато - капитан.
Не желаю вас опровергать, только хочу заметить, что привыкаешь ко всему. И к шуму тоже. А поскольку подслушивать неудобно, прошу воздержаться от ваших оценок. Сержант Соколов, если не ошибаюсь?
Так точно. - Вот так, Соколов. Застегните шлем.
Слушаюсь.
Вот влип-то.
Для подкрепления партизанского отряда Миронова, нашего отряда, должны прибыть десантники. Их около70 человек, летят тремя машинами.
Думаю, достаточно двух взводов автоматчиков, чтобы бесшумно снять охрану у костров и расстрелять десантников в воздухе. Всех.
Ну как, решили? - Пока нет, но кое-что проясняется.
Не успеете, до выхода3 минуты. Оставьте, я сам.
Ладья на Н-7. - Верно. Молодец.
Берите их с собой. - Да ну-у.
Берите. - Спасибо. При встрече верну.
А встречи не будет. Даже наверняка. - Ну и провожаете.
Нет, я истребитель. На этих "верблюдах" временно был.
Уже и приказ есть. - Тогда понятно.
Пошел!
Прыгай! Пошел!
Где же партизаны?
Затяните прыжок! Слышите?
Ты что? - Все. И дух вон.
Нельзя сидеть, некогда. - Не могу я, бежим, как волки, от псов. От собачек не оторваться, я-то знаю!
Что у вас? - Перекур у нас!
Куда бежим?! Не все ли равно, где лежать?
Лежать лучше в укрытии, разве не ясно? Встать!
Спасибо.
Вы? - Как видите.
Стр. 1 | Дальше>>