Зная вашу объективность и уважая вашу личную незаинтересованность, мы просим вас быть... - Арбитром.
О вас очень высоко отзывается наш друг гауптштурмфюрер Вайзинг.
Если судить велогонку будете вы, мы уверены, что она пройдет в русле высокого спортивного духа. - Я польщен и согласен, господа.
В конце концов, это лучше, чем истреблять оленей.
О!
За что вы оскорбляете немецкого офицера, фройлен?
За что? - Он не офицер, он свинья.
Это возмутительно! - Здесь не кабак!
Он... Он... - Я все видел и считаю, что каждая женщина вправе защищать свое t ED EDR.
Ха! - Так вы не согласны? Я готов дать вам полное удовлетворение! Внизу.
Много чести! Пошел вон!
Доброе утро, Николай Леопольдович. - Доброе утро.
Что сочиняете, если не секрет? - Пишу письмо родным.
Ах вот как. Простите.
Допустим. Мне нужно позаимствовать ваш мундир, Николай Леопольдович.
Вам? - Мне. Где он?
Здесь. Прошу.
Хорош! - Что?
Мундир одевайте. Сверху костюм.
Сапожки в портфель. Быстро!
Через 2 часа гонки, а нам еще нужно навестить одну нашу общую знакомую.
Доброе утро, фройлен. - Здрасте.
Мы сейчас с вами поговорим, а наш друг займет вашу комнату.
Прошу, Николай Леопольдович.
Можно упасть, расшибетесь. - А тут жестко.
Если все пройдет удачно, уходим не сразу. вы все переходите в бункер. Я с Двигубским догоню вас на машине. А вы сейчас следуйте за нами и повеселее их напутствуйте. А потом ждите меня в баре. Все ясно? - Все.
До скорого, господин Вайзинг.
Мне не нравится твой номер, Отто.13- все-таки плохое число.
Напрасно, ты в этом убедишься. Лучше погляди на наш приз.
До чего занятна.
А мой день рождения13 декабря, кстати.
Майер, оцепление готово? - Так точно. Через каждые 200 метров все в спортивной форме. - Хорошо. Можете идти. вы поедете со мной на мотоцикле?
Да, но при условии, что мотоцикл вы поведете сами.