Отдохнуть времени нет. - Толик, что с тобой?
Толик, ты чего такой маленький? - Ты чего расселся?
Фух. - Сначала взял, а теперь фух.
Ну давай, помоги, помоги. - Куда?
Я же тебя простила. - Поздно.
Тяжелое, сейчас меня раздавит.
Наташка, Наташка! Выйди, выйди.
Чего тебе? - Выйди на минуточку.
Ну прям разбежалась. - Ну не буду я, не буду.
Там с Толиком что-то. - Ага, сейчас, сейчас.
Иди скорей.
Вера. Зараза, Вера.
Толик, вернись. - Это он из-за моего письма.
Нет, из-за того, что я его выгнать хотела.
Может быть его подманить чем-нибудь?
Толик, выйди на минуточку.
Вон и Наташа пришла. Может колбаски с пивом?
Давай. - Ага, Толик, Толик.
Толик, Толик вернись.
Толик...
Сто двадцать, сто двадцать один. - Денис, домой.
Нас по "Добрый вечер Москва" повторяют. - Иду.
Я Толика люблю, он у меня необыкновенный.
Таких еще надо поискать.
Я думаю, что у нас с ним жизнь наладится и все будет хорошо.
Будет и на нашей улице праздник, вот так.
Будет и на нашей улице праздник. - Ага.
Сказать, что я думаю? Сказать?
Господи, какая тоска, я думаю.
Какая безисходная неизъяснимая тоска, поскорей бы сдохнуть.
Мама, прости меня пожалуйста.
Я все жду, вдруг передадут, что в этой жизни что-то изменилось.
Что-то изменилось, что-то изменилось.
Когда я прочитала в газете, что скоро конец света, я очень обрадовалась. Потому что я уже прожила свою жизнь.
И мне скоро умирать и мне больно думать, что всё останется по-прежнему.
Что будет греть солнышко.
Собаки будут бегать, люди будут жарить картошку.
И ничто не помешает течению жизни?
Как же так? Я умру и всё, всё это останется.
Мне обидно. - Да, но если будет конец света, то умрет ваш сын и ваш внук.
А это не мой внук, а сын... - Он же сам хочет умереть.
Он же сказал вам.
И потом же будет конец этого света.
А не того.
Не плачь, не плачь, мой хороший.
У печки помой хорошенько.
Пиво принесла, а то это давно стоит, надо бы свежее купить. - Принесла.
Он бутылочное любит. - Нет бутылочного.
Он мужики во дворе пьют, может у нх перекупим?
Тише, Толик. Вот так.