Ну заноси, заноси влево.
Давай вот так, держи так.
Тяжеленький попался, хороший кусочек.
Вот, видал? - Да, ловко.
А делать что-то надо? - Да ничего не надо.
Пообедал, пардон, сиди.
Газетки почитал, кроссворды поразгадывал.
Поспал.
Поспал, в гости к кому-нибудь сходишь.
А главное, тебя никто не пилит.
И совесть чиста и душа не болит.
Ты же бедный, измучился весь.
Да, это так. - Пошли ко мне в гости.
Приглашаю.
Ну, где ты там? Иди скорей.
Ну как, нравится у меня в гостях? - Ничего.
Да? - Ничего так, уютно.
Ну вот, пожалуйста, сиди.
Может еще кто подрулит. Познакомишься.
Н-да, н-да.
Телевизор хочется посмотреть.
Сейчас "Вести" передавать будут. - Вот, начинается.
Смотри, смотри, сейчас он его. - А я говорю он его.
Та нет, он его. - Ну, что давай забьемся что ли?
Ну, давай на бутылку водки. - Ну, давай на бутылку.
На удачу, на бутылку. Давай. - Давай.
Осторожнее, мне тоже кажется, что он его.
А мне все равно. - Толик, вставай, там тебя снимать приехали.
О, Господи, вечно ты...
Заснешь, а телевизор не выключишь. - Черт, проспал всё.
А ты пей больше. Всю жизнь простишь.
Так, пожалуйста, начинаем.
Толик, то что вы не работаете, как вы можете это объяснить?
Почему я не работаю? - Да.
Я знаю, что надо работать, но не могу.
Не могу ехать куда-то рано утром в автобусе.
Там сидеть, ходить в обеденный перерыв в столовую.
Получать деньги в кассе.
Расписываться в ведомости, не могу.
Я уже работал как-то, недавно.
Монтировщиком сцены.
В театре бывшей советской армии, работа была вечерняя.
Наша соседка, Любовь Петровна, она была очень удивлена.
Толя, а куда это вы по вечерам каждый день ходите?
Вас и дома совсем не видно.
Даже событий в мире обсудить не с кем. - На работу.
На работу? - Любовь Петровна была потрясена.
Она просто была в ужасе.
Когда-то я выписывал себе толстые журналы.
Кучу тонких, газеты не влезали в почтовый ящик.