Зачем меня ты бережёшь от бед?
А я киваю головой в ответ...
Ты боль больнее делаешь вдвойне, а истина давно известная мне...
Мне правда горькая сказала: "Не робей!",
И стала я от этих слов ещё сильней,
И потому не надо ложью помогать,
Не надо лгать,
Не надо лгать!!!
Святая ложь! Пусть даже ты свята, твоя мне ненавистна доброта!
Я тебе не верю!
За то, что в душу лезешь ты ко мне, за то, что всем довольна ты вполне...
Я тебе не верю!
Но я терплю- гостей не гонят вон, и я давлю в себе невольный стон, и что со мной, не ведают друзья, и в этом правда горькая моя...
Мне правда горькая сказала: "Не робей!", и стала я от этих слов ещё сильней, и потому не надо ложью помогать, не надо лгать,
Не надо лгать!!!
Святая ложь! Пусть даже ты свята, но зло твоя рождает доброта!
Я тебе не верю!
А значит, доброта твоя страшна, конечно, ложь, конечно я грешна...
Конечно...
Тем, что тебя терпела до сих пор,
Тем, что с тобою я не вступала в спор...
Ну хватит! Буду я теперь иной!
Ты видишь, правда горькая со мной!!!
Святая ложь!
Пусть даже ты свята, твоя мне надоела доброта!
Я тебе не верю, не верю, не верю, не верю, не верю, не верю, не верю...
Не верю!
Ну, вот и повстречались снова мы с тобой,
Иван Иваныч,
Иван Иваныч!
И я уже не та, и ты совсем седой, Иван Иваныч,
Иван Иваныч!
Но вновь, как много лет назад, я вижу твой веселый взгляд,
Иван Иваныч, Иван Иваныч!
Всего ты в этой жизни повидал, в огне горел, товарищей терял, была дорога непроста — то камениста, то крута, но не щадил ты сердца никогда!