А гостей то полна горница.
Мне судьба такая выпала, я иной судьбы не жду, не жду.
Каждый вечер что бы ни было,
К месту этому иду, иду.
И ведут меня два стражника, состраданья не тая, первый стражник - боль всегдашняя, а второй - душа моя, душа моя!
Возле сцены, как на площади,
Собирается народ, народ.
Ему зрелище попроще бы, а он опять ко мне идет.
Ух! Мой народ.
Разбросаю кудри рыжие я на сцене, как всегда, и, погибнув, снова выживу, чтоб опять прийти сюда, сюда!
На меня билеты проданы, значит, есть, выходит, еще спрос,
Ну, спасибо, люди добрые! Буду петь для вас всерьез! Раз вы такие, эх!
Время, жадное до жалости, рубит головы сплеча, сплеча!
Снова вижу я безжалостный над миром меч холодный палача, палача.
Перед черной, вражьей силою головы я не склоню. Я сама себя помилую, я сама себя казню, казню!
На меня билеты проданы, значит, есть, выходит, еще спрос,
Ну, спасибо, люди добрые! Буду петь для вас всерьез! Раз вы такие, эх!
Мне судьба такая выпала, я иной судьбы не жду, не жду!
Мне судьба такая выпала, я иной судьбы уже не жду, не жду! Иду!
Иду, иду!
Когда я уйду далеко-далеко, не мучаясь и не тревожась, быть может, вздохнёт кто-то очень легко,
А кто-то заплачет быть может.
Умчится мой поезд, на стыках звеня, умолкнут былые оркестры, и тот, кто родится позднее меня, на сцене займёт это место.
Желай - не желай, не прокрутишь назад
Отснятой судьбой киноленты, лишь только вдогонку за мной полетят растаявшие аплодисменты.
О, сцена, свободная как небеса!
Ты дай мне побольше простора!
Я знаю: с тобою живут голоса и души ушедших актёров.
Но что ни случись - продолжается жизнь, давая нам новые роли.
Актёрская доля: то наземь, то ввысь.
Счастливая горькая доля.
Желай - не желай, не прокрутишь назад отснятой судьбой киноленты.
Лишь только вдогонку за мной полетят растаявшие аплодисменты.
Когда я уйду далеко-далеко, не мучаясь и не тревожась, быть может, вздохнёт кто-то очень легко,
А кто-то заплачет, быть может...
<<Назад | Стр. 11