Скажи попросту: надо, Пинегин.
Одно слово скажи "надо", я пойду и сделаю, не впервой.
Налью, выпью и сделаю. Почему не сделать, коли надо?
Не надо.
Одолжений не надо.
Пьяного дела, без головы, без сердца, не надо.
Хватит.
Василий Алексеевич.
Воронцов!
Воронцов!
Ждем тебя!
Ты где?
Нам выпала привилегия жить.
Выпала привилегия верить.
Верь и живи.
Со всеми и для всех.
Для тех живи, кто будет, ради кого всё.
Верь.
И наполнишься силой огромной, непоборимой.
Верь.
Коляня...
Давайте.
Всё, девки, не могу, в глазах двоится.
Да хватит, хватит. Вон сколько ее.
Будя, будя, и так куды ее девать-то?
Не оставлять же ее в земле, жалко.
Ой, бабы, ресторан пришел!
Попейте, ребята.
Ну ладно.
Ты чего?
С тобой бывало, что никого нету, а будто кто с тобой говорит?
Кто говорит?
Не знаю.
Вроде, кто рядом с тобой был, спрашивал.
Царица небесная! Об чем спрашивал-то?
Всё смутное такое, тяжелое, не сказать об чем.
С ума, видно, схожу. Скорей бы уж...
А мне иной раз кажется, что я разок уже жила.
А нынче по второму разу живу.
А она, небось, по десятому.
Оно, может, и по теперь не ты живешь?
А кто? - Может, кто другой.
А я, прости Господи, про себя не могу сказать, что это я жила.
Больно много со мной не сходится.
Всё, бабы, кончай копаться.
Нарылись досыта.
Завтра последняя баржа уходит, собирайтесь.
Дай нам еще день.
Хватит!
Уже два раза откладывал. Хватит!
Ну что, что?!
Павел Миронович!
Да?
Иду!
Ладно, девки, будя рассиживаться-то.
Там не покопаешь.
Всё, закругляйтеся. Уперлися, конец.
Хорошо.