Только я - другое дело, Водевиль - моя отрада,
Мне, к примеру, "Ричард Третий" Ну, ничуть не интересен,
Больше всех люблю на свете Водевиль, где много песен!
Ах, водевиль, водевиль, водевиль, Музыка, песни, интриги и танцы,
Пусть простоват и наивен он был, Пусть он таким и остался!
Вы с высока не судите о нем, Не говорите, что шутки громоздки,
Все, что эстрадой мы с вами зовем, Все начиналось на этих подмостках.
Все, что эстрадой мы с вами зовем, Все начиналось на этих подмостках.
Ежедневно мрачный трагик С неизменным интересом
Убивает, душит, травит, Сообразно древним пьесам.
Мне же все убийства эти Надоели, даже слишком,
Больше всех люблю на свете Водевиль, где есть интрижка!
Ах, водевиль, водевиль, водевиль, Музыка, песни, интриги и танцы,
Пусть простоват и наивен он был, Пусть он таким и остался!
Вы с высока не судите о нем, Не говорите, что шутки громоздки,
Все, что эстрадой мы с вами зовем, Все начиналось на этих подмостках.
Все, что эстрадой мы с вами зовем, Все начиналось на этих подмостках.
Ах, водевиль, водевиль, водевиль.
Музыка, песни, интриги и танцы,
Пусть простоват и наивен он был,
Пусть он таким и остался.
Вы с высока не судите о нем,
Не говорите, что шутки громоздки,
Все, что эстрадой мы с вами зовем,
Все начиналось на этих подмостках.
Ах, водевиль, водевиль, водевиль, Музыка, песни, интриги и танцы,
Пусть простоват и наивен он был, Пусть он таким и остался!
Вы с высока не судите о нем, Не говорите, что шутки громоздки,
Все, что эстрадой мы с вами зовем, Все начиналось на этих подмостках.
Все, что эстрадой мы с вами зовем, Все начиналось на этих подмостках".
О, неблагодарное отечество, что со мною сделало.
О, жестокая дирекция!
Я хотела служить вечно, я хотела умереть на сцене, а они вдруг решили, что я стара и никуда не гожусь.
Вздор! Интриги! Зависть!
Нет, я не уступлю. Они еще пожалеют об этом.
За сына отставного прапорщика Ушицы выдам дочь замуж - и в провинцию.
Маменька, мамочка, голубчик. - Что ты распрыгалась?
Радость-то какая, мама!
Маменька, простите, но я в тайне от вас подавала просьбу в Александринку.
И вот я принята. Я принята на службу!
И мне дают дебют. - Боже мой.
Неужели мое имя не умрет на этих старых театральных афишах?
Неужели я буду в театре? Неужели я скоро выйду на сцену?