Ну? - Ой.
Ну? - Ой.
Ну приди же в мои отцовские объятия. - Да не актер ты великий, а великий слепец. Гомер! Одно слово - Гомер.
Гомер? Что, неужели похож, а?
Ну разве по фигуре смахиваю немножко. - Да...
Правда, вижу я хорошо, гляжу в оба.
А вот мысли, да, мысли у меня глубокие.
Коль артисты чуточку умнее были бы, так не кривлялись бы на своих сценах.
А ходили бы строем. "Глядит он далеко, смотрит в оба"!
Понимаю, ты, верно, узнал о моей отставке.
Да, ты прав, мой будущий зятюшка, строем-то оно лучше ходить, строем надежней.
Ну полно плакать, займемся счастьем моей дочери, она теперь одно мое утешение. Не так ли, Акакий Назарыч?
Да уж, утешение, отставной ты колпак. Где твоя голова?
Голова? Надень очки - увидишь. - Вижу пустое место.
Слушай, друг, постой, что-то ты завираешься.
Я завираюсь? Ну! Ничего не понял?
Ну? Могу я после этого жениться на твоей...
Что это за история, у меня в глазах зарябило.
"Милый друг, разве ты не знаешь, что мы с тобой, хотя и тайно, но давно обвенчаны". А?
Вот как тебе пишут? "Сможешь ли ты забыть, расторгнуть этот союз, вспомни только, что наш малютка... " Как так? У тебя уже есть и малютка?
А я хотел отдать за тебя Верочку. - Апчхи!
Лицемер! - Да иди к чертовой матери, право.
Тайный развратник, старый сатир!
Да ты просто варвар, хотя обладаешь каким-то малюткой.
Хотел совратить с пути истинного и мое дитя.
Дон Жуан! Истинный Дон Жуан!
Сумасшедший! Сумасшедший, неужели ничего не понял?
Все в твоем доме сдвинулись, а ты так просто с ума съехал!
Ничего так и не понял? - Дон Жуан, Дон Жуан.
Курица мокрая, осел взбесившийся. - Ей-богу, Дон Жуан. Дон Жуан!
Не могу! - Дон Жуан! Идем дальше.
О, Дон Жуан! Грядет твой миг последний! - Что?
Я командор, я грех твой пресеку.
Клянусь, теперь исполню долг священный и голову твою мечом я отсеку. Ура!
Остановитесь, папенька, вы с ума сошли! Папенька, подождите.
Добрый Акакий Назарыч, я вас прошу, прошу как красавца, которому любая будет рада, прошу как отставного прапорщика, пожалуйста, если вы действительно истинный рыцарь, то вы не будете желать мне дурного. - Ну?
Ради бога, скройте от папеньки мою тайну.
Ведь признайтесь, что я не могу быть вашей женой и умоляю вас, Акакий Назарыч, не обвиняйте меня.
Напротив, мы должны обвинить его! Вообрази себе, этот Дон Жуан, это исчадие ада, принес мне весть, отвратную притом!
Он меня с ума сведет! - Мы лучше понимаем друг друга.
Да, отставной командор Михайло свет Васильевич.
Меня-то она в дураках оставила, но и вам сюрпризец преподнесет немалый.
Что?