В том, что он точно знал, где и что следует взять. А кто это мог знать?
Только свой.
Ну как? – А вы знаете мне нравится ваша идея.
Да, вот давайте прикинем.
Все, значит, у нас служащих...
Подождите, да вот у меня тут, кажется, списочек с собой.
Да...
Вот...
Вот, 14 человек.
Двух экспедиторов и шоферов отнимем сразу, они только из армии.
Втянуть в их это дело просто времени не было, так?
Так.
Ну, далее, значит. Тут это...
Продавщица.
Ну, откинем как несерьезную. – Пожалуй.
Теперь бухгалтер. 40 лет в торговой сети, ни в чем таком ранее не замечен и т.д.
И директор. Тоже 30 лет безупречной работы.
Ну вот и все.
Как все?
А я?
Вы... Ах, еще вы?
А вы знаете, чудно получается.
Вот если следовать вашей логике...
То действительно больше всех подходите вы.
У меня алиби. У вас против меня никаких улик нет.
Нет?
А может, они лежат на поверхности, а я их не вижу?
Ох ты ж черт...
Ну что вы делаете? Зачем это такое?
Иван Сергеевич, оставьте.
Да нет, наступит кто-то, порежется. – Оставьте, Иван Сергеевич.
Пожалуйста.
Что это?
Просто мне показалось, что вам захотелось иметь отпечатки моих пальцев.
Поэтому вы собирали осколки. Возьмите.
Понимаю, понимаю, но...
Что можно сделать?
У меня в городе таких газиков 800 штук.
А по области еще 3 тысячи.
Мне нужен только один.
Не знаю... Если бы он сбил, наехал, тогда по вмятине, на свежей краске, а так...
Ну?
Отпечатки в картотеке не числятся.
Здесь все сведения о нем.
Да. Почти ничего.
Ну почему же? Биография, в общем-то, путанная. – Да мне не биография нужна.