Ну а что, если взяться за черный рынок?
А что, разумно.
Рано или поздно похищенное появится у перекупщиков.
Спускаясь по цепочке вниз, мы доберемся и до грабителей, и до убийц. – На это уйдет год.
Или годы. Зато это единственная реальность.
А что скажете вы, полковник Зорин?
Не знаю. Пока я только думаю, ищу.
Гадаю.
На кофейной гуще?
Долго вы думаете так гадать?
Ну, пока не угадаю.
Кажется, я его угадал.
Понимаешь, мы не там искали. Мы искали опытного преступника.
А рецидивист на убийство не пойдет. Тем более что ценности уже были у него.
Пойти на это мог только человек, который никогда раньше не был связан с преступным миром.
Дилетант?
Вероятно.
Причем дерзкий, хитрый. Он все поставил на одну карту.
Поэтому мы и зашли в тупик, что к нему неприменима обычная логика розыска.
Обычная.
Здравствуйте.
Здравствуйте. – Не узнаете?
Пружинный маятник.
Вспомнили?
Так и не отремонтировали? – Нет, так и отстают.
Вы позволите, я еще раз посмотрю?
Пожалуйста.
Да, вообще-то вам их поменять надо.
У меня есть клиенты, если хотите, могу вам подобрать что-нибудь вроде Ролекса.
С гарантией.
Лет на 30.
Я столько не проживу.
А хотите, могу сам покопаться в них.
Ну, если есть время, попробуйте.
Мы ведь с вами не знакомы. Геннадий Николаевич Козырев.
Очень приятно. Зорин Иван Сергеевич.
Вы здесь по делу?
Да как вам сказать...
Вроде в отпуске, а вроде по службе.
Вот, пригласили для консультации.
Случай-то сложный. – Да.
Случай.
Хотите знать мое мнение?
Это сделал кто-то из своих.
Вы говорите вообще или имеете в виду кого-нибудь конкретного?
Что я могу знать.