Да, на Свиридовской!
Алло, папаша?
Если еще какой форсик задумаете, то я и за половину согласен.
Далеко еще? – Да нет, тут рядом.
Дача теплая, и хозяйка блондиночка.
Отсидишься дня 2-3, пока поутихнет.
Ну?
Принеси мне какой-нибудь чемодан или сумку.
Эта? – Хорошо.
Что это, кровь?
Я поранился.
Оставь!
Подожди.
Послушай меня.
Успокойся. – Значит, ты это сделал. – Успокойся.
Все получилось хорошо. Слушай меня внимательно.
С этой минуты мы не должны видеться.
Мы незнакомы. Нужно выждать.
Год.
А потом... – А что потом?
Красиво?
И не бойся ничего.
Я сочинил такую загадку, которую не разгадать никому.
Спрячешь это.
Что скажете теперь?
Торжествуете?
А ведь если бы не нашли труп, впрочем, случайно...
И если бы при нем не оказался этот проклятый камушек... который я не мог же...
Ну, словом...
Если бы не этот набор нелепых случайностей.
То, что нашелся – случайность, я согласен.
Но то, что вы здесь – закономерность.
Мы бы вас нашли все равно.
Рано или поздно, но нашли б.
Могу ли я считать ваши слова признанием?
Ни в коем случае.
Я прошу записать в протокол, что признаю себя виновным в хранении похищенного. – И только? – И только.
Это вот нашли в гараже.
Вроде ничего особенного.
Часть улики.
Ну и практически ею убить нельзя.
Или все-таки можно?
Так вот, гражданин Козырец, эксперт утверждает, что ранения, которые повлекли за собой смерть Баранько и Бурова нанесены именно этим оружием.
<<Назад | Стр. 14