Эта удивительная птица умеет кричать - да здравствует герцог.
Да.
Кто научил? - Я.
Да, да, Ваша Светлость, мне назвали его имя.
Ваша Светлость, чем вы меня наградите?
Я буду присутствовать на твоей свадьбе. Открой.
Ну, почему он молчит?
Сейчас. Попочка, чему я тебя учил?
Ну.
Сейчас. Повторяй за мной.
Повторяй. Да здравствует герцог!
Да здравствует герцог. - Чтоб ты подавился, проклятый.
Ну.
Убьешь метельщика?
Вы меня обижаете, Ваша Светлость.
Мой меч справился бы с этим лучше, чем он.
Ты предан и смел, Гильом, но ты старомоден.
Любимца народа должен убивать не меч чужестранца, а рука его же... соотечественника.
Не могу я больше работать, сил нет.
Завтра же уйду в лес к нашим. - В лесу без тебя много народу.
Народу много, да толку мало. - Что они могут без оружия?
Они его ждут от тебя. - От меня им его не дождаться.
Не понимаю. - Сейчас поймешь.
Видишь?
Когда кончишь ковать, все сдашь нам.
Теперь понял? - Когда ты сделаешь ограду?
Я не собираюсь. - Какую ограду?
Железную, вокруг замка.
Только делать я ее не буду, и кандалов ковать не буду.
И тюремных решеток не буду, ничего не буду. Хватит. Довольно.
Берегись, кузнец, сегодня же доложу об этом Его Светлости.
Насчет кандалов и решеток не знаю, но ограду ты будешь делать.
Ух.
Это кто же меня заставит, уж не герцог ли?
Поднимай выше. - Кто же?
Я.
Господа.
Передайте герцогу, что ограду начнут делать сегодня же.
Скользит игла, вертя хвостом, снует проворной мышью.
На этом поле золотом цветущий сад я вышью.
Говорят, Караколь для тебя сложил эту песню, Вероника.
Также, как и для тебя, и для всех, кто держит в руках иголку.
Эх, парень, если бы у него не было горба, я бы не пожелала лучшего жениха ни для одной из наших девушек.
А я не замечаю, что у него горб. - Вот как?