Красив будешь, счастлив будешь.
Женишься на первой красавице города.
Не смейся, а то гадание не исполнится.
Лучше мне смеяться, чем плакать. Так она и полюбит меня, горбуна, первая красавица.
Так горб-то ведь к тебе не навек прирос.
Верь мне. Не будет у тебя горба.
Когда же это будет? - Когда город от горба избавишь.
Слушайте. Слушайте.
Слушайте.
Все, чем богат город - товарами и изделиями, драгоценностями и лакомствами, должно быть немедленно отнесено к столу Его Светлости герцога де Морикорна.
Завоевателя и покорителя... - Долго мы будем это терпеть?
Мы-то может быть долго, но есть люди, у которых терпение уже лопнуло.
Это кто ж такие, бабушка Тафаро?
Ты слышал крики ночью? - Крики?
Ночью я спал, а какие крики?
Сегодня ночью кричали...
Подождем ночи, дядюшка Ненош. Не пришло время кричать днем то, что кричат ночью.
Нас никто не слышит. - К нам идет Кликляк.
Больше двух не собираться. - Почему?
Сам герцог приказал.
Вы что не слыхали?
А кто соберется - в тюрьму. - Собираться можно только в тюрьме?
Врет он все. Откуда он знает? - От папы.
А кому знать, как не мне, сыну бургомистра?
Господин Гильом доверяет только двум людям - это мой папа и я.
Ия.
Ия.
Мой папа и я.
Доброе утро, Караколь.
Доброе утро, Вероника.
Над кем смеетесь?
Над вашим женихом, Вероника.
Вот как? Кто он? Я его не знаю?
Кликляк.
Он по всему городу трубит, что хочет жениться на вас.
Ты шутишь, Караколь?
Нет, мне не до шуток.
Первый раз слышу, чтобы Караколю было не до шуток.
Что с тобой сегодня?
Ты как будто много хочешь сказать, а слов не находишь.
А слов... Их и искать не надо. Вон они.
Поет ночами соловей, но шпагою клянусь, клянусь отвагою своей я ночью петь боюсь.
Пусть солнце жжет, пусть льется пот, хрусталь звенит, а я...
Днем лишь один Кликляк поет. - Ия, ия, ия.