Сядь! Поставь чемоданы!
Я догадался. вы нас просто пугаете.
Да? С чего это ты взял?
А почему вы тогда в новом платье? - Так я-то еду в Москву.
Это вы не едете.
Это нечестно, Маргарита Ивановна.
Директор объявил выговор и вам, и нам.
А теперь вы едете, а мы - нет.
Васильев, ты действительно так считаешь?
Да. - Или прикидываешься?
Я не прикидываюсь.
Я имела право уехать в Москву гораздо раньше.
Я задержала свой отъезд для того, чтобы иметь возможность поставить вам лишних три-четыре пятерки.
Чтобы доказать, какой у меня необыкновенный класс.
И в Москве, между прочим, на меня обиделись.
Нам не нужны ваши лишние пятерки.
Так что зря вы не уехали.
Как вам не стыдно? - А че нам стыдиться?
Мы ничего не украли. - Ну так мы в Москву поедем или нет?
Так вы что, может быть, нарочно просто меня подвели, чтобы...
Вы нарочно сорвали урок для того, чтобы меня подвести?
Да. Мы нарочно.
А мы с Москву не хотим.
Мне не о чем с вами разговаривать.
Маргарита Ивановна! Маргарита Ивановна!
Что мы особенно сделали-то?
Маргарита Ивановна, это несправедливо.
А несправделивость детей только ожесточает.
Это вам и Сухомлинский скажет, и Макаренко.
Вот вы посмотрите по телеку контрольную для взрослых и всё поймете, что вы делаете.
Да сядь ты, Сухомлинский!
Поздно спохватились!
Кто стукнул про кино?
Придурки!
Кто стукнул?
Кто?
Мариш.
Не надо.
Ну че ты? - Знаю, чего.
Молчу.
Ну, че ты, в самом деле?
Че смотришь? - Знаю, что смотрю.
Ну и чеши отсюда.
А я знаю, кто предатель.
Кто?
Говори, кто.
Дадим ему три минуты.
На размышления.
Одна минута прошла.
Не сознается - ему же хуже будет.
Сознавайся, предатель.
Ну!
Лохматый, стань около двери, а то еще сбежит.
Ребята!
Ну говори, Димочка.
Подожди-ка.
Ты ведь возвращался. - Отвяжитесь!
Дураки!
Из-за вас в Москву не попал.
А ты первый, придурок. В кино, в кино!
Да че ты?
Все кричали. - Перестаньте!
Проходите ко мне по очереди.
Я буду проверять ваши пульсы.
Посмотрим, как сейчас бьется сердце у предателя.
Так ты не знаешь, кто он?
Узнаю.
А может быть, кто-нибудь другой узнает?
И другой не знает.
Не твоего ума дело это, Попик.
Подходите ко мне по очереди.
Проверяй!
Становитесь друг за другом.
Друг за другом.
Пусть я вырасту уродиной, пусть всю жизнь буду Чучелом, пусть я умру.
Нормальный. Следующий.
Нормальный. Следующий.
Нормальный. Следующий.
Нормальный. Следующий.
Нормальный. Следующий.
Пульс сто.
А сколько надо? - Семьдесят.
Это он! Он!
Они же...
Они же в кино со Шмаковой не ходили.
Да ладно, хватит вам.
Отстаньте от Попова. Какая разница, он или не он.
Всё равно Маргарита бы всё узнала.
И нечего искать козла отпущения.
Большая разница!
За предательство знаешь, что бывает. - Ах, как страшно.
Попов, рассказывай.
Он расскажет, еще как расскажет.
Только, может, это кому-то не понравится.
Послушайте!
Это сделала я.
Я догадался.
Ты нас разыгрываешь.
Как же тебя угораздило?
Несчастное ты Чучело! - Как?
Да вот так и угораздило.
Я же шла в медпункт.
Точно. - Ну вот!
Встретила Маргариту и всё ей рассказала.
Вот так получилось, видите.
Бессольцевой бойкот!
А что это такое?
Сейчас узнаешь?
Никто, слышите, никто не должен с ней разговаривать.
Пусть она почувствует наше всеобщее презрение.
А тому, кто нарушит клятву, мы объявим самый жестокий бойкот.