Люди его уже выполнили, товарищ командующий.
Хохлов убит. Черепанов убит.
Наш долг, полковник, - не пропустить немцев.
Тогда прошу вашего разрешения... - На что именно?
Прошу разрешения оставить на час НП дивизии, наведаться в полк Черепанова и принять решение на месте.
Прорвусь с автоматчиками. Три броска, и там.
Значит, прорветесь с автоматчиками.
Я был командиром полка на Брянском.
Вам сколько лет, полковник?
28, товарищ командующий.
Так вот, хочу, чтобы вам было 29.
Идите и исполняйте свои обязанности командира дивизии, а не командира полка.
Слушаюсь.
Как-то поделикатнее, что ли.
Не нахожу нужным искать другую форму, ибо содержание одно.
От нас зависит исход не только этой операции, но и гораздо большее.
Тут не до леденцов. - Какие леденцы, где вы их увидели?
Люди без сна, обморожены.
Воюют так, как ни в одном уставе не придумаешь.
Они делают больше, чем может человек.
Почему вы так несправедливы, строги и беспощадны к ним?
Перед живыми вы можете оправдаться, а что скажете мертвым?
Я думаю о живых. Неужели это не ясно?
Это моя обязанность, товарищ член военного совета.
Я командующий армией, мне надо выждать, когда наступит предел.
Кажется, уже предел. - Нет еще.
Товарищ член военного совета. - Осин?
Каким образом? вы ранены?
Царапина.
Как добрались? - С северо-запада.
Это единственная дорога, по которой можно проехать.
Не стоило рисковать.
Товарищ дивизионный комиссар.
Не хотел бы мешать командующему. Можно вас?
В чем дело?
Товарищ член военного совета.
В связи с обстановкой, вам и генералу Бессонову необходимо немедленно переехать на НП армии.
Сейчас? Да что за вздор?
Я несу ответственность за безопасность вашу и командующего.
Я тоже обеспокоен, но Бессонов не из тех, кто рискует без надобности.
Дивизия обречена. вы же сами сказали об этом.
Что я сказал?
Оставьте, полковник.
Я говорю об осторожности, о случайности.
Значит, вы обеспокоены, товарищ Осин?
Я исполнял свой долг, и хочу, чтобы вы поняли меня правильно.
Поскольку долг ваш выполнен, уезжайте с НП немедленно.
А, Виталий Исаевич.
Теперь слово за танковым корпусом. Немцы начинают выдыхаться.
Как только они замнутся, ударим танковым корпусом.
Я прошу вас. Я здесь.
Генерал Яценко в штабе. А вы поезжайте в танковый.
Проследите, они должны вложить всю силу в этот удар.
Я все сделаю. Выезжаю немедленно.
Соедините меня с командующим фронта.
Полковник Осин, я с вами.
Я очень рад, товарищ дивизионный комиссар.
А как же генерал? - Поехали.
Геннадий, берегите его. - Не беспокойтесь.
Жми на всю железку. За Титковым, он знает дорогу.
Все будет в полном порядке. Километра 3 опасных.
Проскочим. - Надеюсь.
Танки. Немцы впереди.
Где, какие немцы? Это наши "тридцатичетверки".
Вперед.
Назад, быстро, разворачивай! Вниз, в станицу!
Назад! Назад!
Скорей! Скорей!
Быстрей, товарищ дивизионный комиссар.
Они станицу слева обходят.
Заходите за домик. Мы прикроем.
Осин, это не выход.
вы же понимаете... - Понимаю. Бой примем здесь.
Титков, Титков, вы...
Товарищ дивизионный комиссар, вас ранило?