Хорошо! Снимаю!
Готово! - Спасибо.
Ну, что же вам рассказать?
Определил точно немецкую дальнобойную батарею.
Огневые позиции, подъездные пути.
Потом радировал штурмовикам, задание выполнили. Вот и всё.
Товарищ капитан, разрешите получить замечания.
Материальная часть в порядке. Прибавьте боекомплект.
Есть прибавить боекомплект.
Все самолёты вернулись на свои базы.
Ну, а сопровождали ТБ-3, да? - Никак нет. Сопровождал штурмовики.
ТБ-3, во первых, бомбардировщик.
А, во вторых, устарел. - Да!
Конечно, конечно! Коротко очень.
Вот вы встречались в воздухе с немцами, правда?
Да.
Вот какие особенности у их истребителей по сравнению с нашими или вообще с другими.
Ну, мы, скажем, знаем английские Gloster f534, Hawker Hurricane, Spitfire.
Американские Curtiss, Bell, Lockheed, Grumman.
Ну, или французские Dewoitine, Caudron, Morane-Saulnier.
Вот как, если сравнить с ними фашистские Messerschmitt 109.
Heinkel 113 или Focke-Wulf 187.
Или, например, итальянские Macchi, Caproni.
А что? - Нет, ничего.
Авторитетно, товарищ корреспондент, очень авторитетно.
Давно пишите?
Очень.
Ещё когда в школе училась, писала.
А теперь стала официальной сотрудницей.
А вы тяжёлый бомбардировщик? - Нет.
Фигура у вас такая солидная.
Ну, тогда, значит, истребитель. - Нет.
Бегали быстро.
Но у меня глаз намётанный.
Вы - известный лётчик.
А, ну понимаю. Не можете выдавать военные тайны.
Ну, а фамилию-то ведь можно?
Меня зовут Валя Петрова, ну а вас?
Булочкин. - Булочка... Очень милая фамилия.
Булочкин!
И прошу, не назовите меня в следующий раз как-нибудь "пирожком".
Нет, что вы.
Нынче встретишь, увидишь, полюбишь А назавтра приказ улетать.
Товарищ старший лейтенант сегодня дежурный по кухне.
Но я думаю, Семён.
Дегустация борща не помешает тебе побеседовать с товарищем из газеты.
Из газеты? Очень приятно. Прошу присаживаться.
Стулья гостям и кресло мне.
Борщ борщом, беседа беседой...
Только я не знаю, барышня, что, собственно, вам рассказывать.
Ну как что...
Ну, брат, пересолил. - Влюбился!
Ну, в общем, так.
Лечу я и сопровождаю штурмовики.
Внизу, вижу, у немцев пушечка стоит, калибром эдак 210.
Ну, значит, мы летим, она стоит.
Потом летим мы назад.
А она уже больше не стоит.
Понятно? - Да.
Вот и всё.
Ну, правда, экипаж представлен к награде.
Да, и он тоже. - Ну зачем ты все подробности?
Ну что же это вы, право? С вас даже слова не вытянешь.
Ну рассказали бы ещё что-нибудь.
Ну что ж, можно ещё рассказать.
Извините, я, как дегустатор, должен быть в форме.
Ну вот, однажды летим мы.
Значит, я лечу на истребителе.
Со своими двумя героическими бортмеханиками с бомбёжки.
Как вдруг из-за тучки.
Хенкель. - Похож, да?
Очень. - Вот он самый.
И вот такая бяка летит на меня.
А у меня все полсотни бомб, в 2 тонны.
В дороге ещё вышли!
Отбиваться нечем, понимаете положение?
Тогда я делаю шасси и капот с правым иммельманом и захожу ему в хвост.