1
Я хочу, чтобы ты кое-что знал.
Когда ты вернёшься, я буду здесь... да... я буду здесь ради тебя.
Понимаешь?
Звони мне, когда соскучишься, и я буду звонить тебе.
Знаешь, как сильно я тебя люблю?
Если бы и можно было использовать все слова в языке, они не смогли бы описать, как сильно.
И если бы можно было собрать все те слова вместе, они бы всё равно не смогли описать мои чувства.
Ты моё всё.
Я люблю тебя больше всего на свете.
2
Я доверяю тебе... но нужно подтверждение твоих слов
Это так противоречиво.
3
– Алло. – Николас звонил.
Звучал отчаянно.
Он умрёт, если мы ничего не сделаем.
Ну... он умрёт, даже если мы что-то сделаем.
Что бы мы ни делали, это ему не помогло.
У меня ничего не вышло.
Я знаю, что тебе стыдно.
Мне тоже.
Но ты всё сделал правильно, Дэвид.
И Карен тоже, так что спасибо.
Ты был готов ему помочь, когда я была не готова, и я не собираюсь сдаваться сейчас.
И никогда.
Но одна я не справлюсь.
Мне нужна твоя помощь.
Не думаю, что можно спасти человека, Викки.
Но можно же его поддержать, разве нет?
Смотрите.
С меня хватит.
Ладно? Я...
Хорошо.
У меня была тяжёлая неделя.
Некоторые из вас знают, некоторые – нет.
Я...
Я потеряла мою Фрэнсис на это неделе.
Она умерла от передозировки в воскресенье.
Так что...
Я, наверное, в трауре, но я поняла кое-что ещё.
На самом деле в трауре я была уже несколько лет.
Потому что, даже когда она была жива, её здесь не было.
Тяжело жить, когда оплакиваешь живых,
Так что...
В каком-то смысле, это к лучшему, наверное.
Она была милейшей, дражайшей молодой женщиной.
Я всегда чувствовала, что мне нужно быть сильной, что в будущем случится то, что потребует всех моих сил.
Но после этого ничего больше не случится.
Надеюсь, ей больше не больно.
Прощай, Фрэнсис.
4
Весь мир у всех поперёк горла,
Все озлоблены, всех обсчитали, всех обманули, все впали в уныние.
Все разочарованы, расстаются с иллюзиями.
Я ценил каждый глоток покоя, подбирал каждый осколок счастья.
Я ценил всякую ерунду вроде лото, высоких каблуков, женских грудей, песен, работы.
Не поймите меня неправильно, бывают и розовые очки, в которых не замечаешь проблем просто ради себя.
Вот это уже нездоровый заслон.
Нож снова пристал возле горла.
Я чуть не включил газ.
Но когда возвращалась радость, я не гнал её, как врага из переулка.
Я весь отдавался ей, купался в её роскоши,
Был рад встрече с ней.
Я даже однажды взглянул в зеркало, тогда я думал, что я урод.
Теперь же мне нравилось, что я там вижу.
Ведь был я почти красавчиком.
Конечно, местами потрёпанный,
В шрамах и шишках, местами искосый,
Но в целом не так уж плох,
Ведь был я почти красавчиком.
Получше, чем некоторые актёры с лицами как младенческие попки.
Я, наконец, я начал по-настоящему ощущать других, как прежде ещё не случалось. к примеру совсем недавно, точнее, сегодня утром я, собираясь на скачки, увидел, как жена лежит в постели,
И какой формы у неё голова.
Не забывая и о столетиях, где люди жили, живут, умирали и умирают.
Моцарт мёртв, а его музыка до сих пор живёт в нашей комнате, сорняки растут, земля вертится, тотализатор поджидает меня.
Я увидел, какой формы голова у моей жены.
Она спала так спокойно.
Сердце сжимается, если подумать, что под простынями в ней дышит жизнь. я поцеловал её в лоб, спустился по лестнице, вышел на улицу, сел в свою замечательную машину, выехал на дорогу. и тепло пробежало от рук на руле до ноги на педали газа.
Я снова вошёл в этот мир, съехал по склону холма, мимо людных и опустелых домов.
Увидев почтальона, я посигналил ему, и он в ответ помахал мне.