Дорога на Рюбецаль (1971)

Все цитаты, стр. 8

И скольким девочкам ты говорил это?
Конечно, такие случаи бывали.
Но они роли не играли, они были...
nebenbei.
Что же было не между прочим? Не "nebenbei"?
Настоящая любовь.
Вот как!
А что ты под этим понимаешь?
Такая любовь...
Такая любовь, как у Ромео и Джульетты.
Кто же твоя Джульетта?
Ее зовут Анне-Мари.
Шерныш, хочешь, я расскажу тебе о ней?
Один раз отец мне сказал:
Нацы готовят массовые аресты.
Уезжай куда-нибудь на время.
Например, в Шонеберг.
Там я и встретил Анне-Мари.
Я решил пошутить.
И начал насвистывать это самое танго.
Ты уже знаешь, Шерныш, как у нас вызывают на улицу любимых девушек.
И она вышла!
Она стояла такая трогательная - руки в муке.
Я подошел к ней и спросил:
У вас руки в муке - значит, будет пирог с вишнями, или штрудель с корицей?
Она ответила:
И то, и другое.
А как ты сюда попал?
Я знал, что ты здесь.
Я тоже знала, что ты когда-нибудь придешь сюда.
Извини, я сейчас.
Налить тебе кофе?
Если ты выпьешь - тогда и я.
Скажи, а правда, ты никогда здесь раньше не был?
Нет.
Сюда приезжали мои родители.
Еще до свадьбы.
Они поднимались на вершину горы Рюбецаль.
Я мечтаю тоже побывать там.
Мы поднимемся с тобой?
Да, конечно.
Неужели ты когда-нибудь меня забудешь?
Нет.
Никогда-никогда?
Никогда.
Так вы поднялись на Рюбецаль?
Нет.
Не успели.
Мне нужно было уехать.
А она... она тоже была подпольщицей?
Неужели как твой брат?
Ты так думаешь, Шерныш?
Что человек должен быть или нацик, или коммунист.
А ты разве не так думаешь?
Я не знаю, как тебе сказать.
Она просто живет.
Как горный ветерок, как... Ветерок...
От того у вас и Гитлер.
У вас наверно многие считали, что можно вот так - ни туда, ни сюда.
Просто жить.
Наверное, ты права, Шерныш.
Но Анне-Мари - это все, что у меня осталось от Германии.