Весна в Москве (1953)

Все цитаты, стр. 12

вы Крылов!
Я Крылов.
Влип!
Забудем все это, товарищ Яша!
вы Крылов!
Яшка, молчи! - Письмо, я должен заметить,
Ваше своевременно я получил.
Редко мы на рассветы глядим.
Пора волшебная, золотая.
Да ты, браток, видать нелюдим.
Припомни еще что-нибудь, поболтаем.
Ну давай, начинай. Говори!
Вы, Крылов!
На мосту прелестно!
Давно не встречал я такой зари!
Надя, давайте споем песню.
Помните?
Ах Москва, тебя роднее нету.
Обо мне, любимый, расскажи.
Полюбить меня ей посоветуй, приласкать меня ей подскажи.
Ох, тяжела ты, папка депутата.
В делах у нас недостатка нет.
Письмишки отправить необходимо.
Это в милицию, в Совет, а это тому чудаку, из Крыма.
Хорошо.
Как отношение с Надей?
Их нету.
Ее равнодушие мне давит грудь, мои слова не находят ответа. Раньше бывало, ссоры кипели, налетала волна за волной.
А теперь она полторы недели абсолютно вежлива со мной!
Ты правильно поступил.
Статья любовь тебе высказать не помешала.
Ты правильно поступил.
Вот я так бы не смог поступить пожалуй.
А как бы вы поступили?
Темно, темно это дело, браток.
И сложно.
Может прочел бы статью ей одной?
Но это было бы неверно! - Возможно.
Ты критик, друг, ты не лютый зверь.
Ты был беспощаден, отзывчив и честен.
Но бывают такие минуты, поверь, когда хочется кого-то выгнать за дверь!
А с другом просто поплакать вместе.
Может и ей это было нужно?
Немножко самых обычных слез.
Но в твоем боевом расписании дружбы этого пункта как раз не нашлось. - Но позвольте!
И должен заметить. Ты уж прости мне речи мои.
Но иногда одно междометие содержательней целой статьи!
Прочел я статейку твою о Наде - есть в ней смелость, пламя и пыл.
Но мне все хочется крикнуть - дядя, а ты где был? - Я не хотел ее уничтожить! Статья - это нервов моих комок!
Я хотел ей помочь! - Ну и что же, помог? - Нет, кажется не помог.
Что же мне делать? - Отвечу мигом.
Увы, товарищ, не знаю сам.
А если бы знал, я давно бы книгу о сердцах человеческих написал!
Надя?
Ишь ты как испугался!
Значит любишь, вернейшая из примет.
Приободрись, подтянись! Поправь галстук!
Надежд Петровна.
Здравствуйте! - Здравствуйте.
Привет.
Привет.
Немного сказали.
Ничего не добавим?
Как живете? - Как всегда.
Занимаюсь лифтом, квасом да баней, морскими делишками иногда.
К вам пришли.
Наденька.
Вот неожиданный гость.
Боюсь что каши с таким не сваришь.
Кто это?
Шляпа, перчатки, трость.
Суздальцев, многогранный товарищ.
Что же будем делать, друзья? - Я не хочу его видеть.
И я. - Ну хоть в чем-нибудь да согласны.
Но ведь я здесь хозяин, вот что ужасно.
И с Вами мне побеседовать надо, и его неловко мне не принять.
вы посидите в комнате рядом.
Виноват, простите меня.
Забыл - две враждующие державы, вместе быть возможности нет.
вы налево,
Вы - направо.
А я посередке.
Нейтралитет.
Займу у Вас лишь минуту.
Одну, не больше. И тут же уеду.
вы так пришлись мне по нраву, что я решил продолжить нашу беседу.
Вопрос о Ковровой.
Сложный вопрос.
Я им озабочен всерьез.
Всерьез? - Поверьте, что мой приход не напрасен.
Для меня этот вопрос достаточно ясен. - Я хочу чтоб вы представляли вполне с кем работать приходится мне.
С горечью думаю снова кто меня окружает.
Увы, Сдобновы.
Но у Вас есть
Горанин.
По темам работы с Ковровой соседи, он же не сделал пока ничего.
К тому же, по слухам.
В интимной беседе
Коврова отвергла чувства его, тогда прекратил он нежное пение. Сверкнула статейка и грянул гром.
Терпение, ну надо иметь терпение.
Успокойтесь, мы все разберем.
Ну-с, дальше Коврова.
Нелегкое дело.
Да что?
Слабенький человек.