Документы предъявил, паспорт.
Какой паспорт?
Фамилия-то одна.
Ну почему одна?
Он - Белов, а я - Беликов.
Я его вообще первый раз вижу.
Вы проверьте, может, он агент какой-нибудь.
Ладно, Беликов.
И нечего тут ходить.
Слушай, брось.
Ты меня слышишь, нет?
Кончай, говорю.
Я ж к тебе по-доброму приехал.
Че ты из меня...
Да не ходи ты за мной! Ходит и ходит.
Павел Сергеевич! Уберите от меня этого.
Не надо мне учеников.
Да брось ты, Петрович.
Ты чего? Черт-те что развели. Наберут, понимаешь.
Не хочу я с ними работать. Не могу.
Я тебе сказал, иди отсюда. Я дерусь, понял?
Тогда выпейте... - И когда трезвый, тоже. Давай!
Да ладно.
Ходят и ходят.
Глаза сонные.
Работать не хотят.
Вечером напьются.
Моя б воля, я б их всех в тундру, пачками, на вечную мерзлоту.
Они б у меня попахали с кирками и лопатами.
Ну разошелся.
У тебя что, голова не прошла?
С ними же нельзя по-доброму.
Говорят, чуткость. Какая, к черту чуткость?
Он тебя с этой чуткостью умоет.
Дурака из тебя сделает, пока ты ему не вмажешь.
Так.
С вещами на выход.
Твоя пришла, видишь?
Здрасьте. - Народный контроль.
Че это она?
Вообще-то она не ходит.
Может, случилось чего?
Черт его знает.
Приехал кто-нибудь.
Я что, пьяница?
Денег не приношу, трачу на баб?
Тише ты, Витя.
Что тише?
Пусть слушают, кому интересно. Я не стесняюсь.
Я тебя спрашиваю.
Я что, пропиваю, что ли?
Что ты за мной все время ходишь?
Нормальный же человек. На доске почета вишу.
Ну что тебе еще надо?
Ну ладно. Начала.
Давно не было.
А помнишь, я вот так же на улице плакала, а ты за мной ходил.
Когда это?
Что, не помнишь?
Ну, я еще невеста тогда была.
Ну да.
Невестой была, плакала.
Боялась, что я тебя испортил и не женюсь.
Нет, не поэтому.
Ты все забыл.
Витенька, ты только не обижайся.
Я уже с врачихой договорилась, с Анной Яковлевной.
Какой еще там
Яковлевной. - Ну, со второго подъезда.
Она сказала, чтоб ты приходил, она посмотрит.
Зачем?
С головой.