Спасибо, Алеша! - Пожалуйста.
Куда ты смотришь?
Да ты скажи спасибо, что помогаю тебе, хрычу старому!
Добрался, племянничек?. - Добрался, дядюшка.
Давно я ждал этой встречи.
Вот он я.
Выглядишь молодцом.
Вот полюбуйся, Тофик, какие у нас богатыри-то в Елани водятся.
Знакомьтесь, это мой дядька родной,
Спиридон Соломин.
Отца моего убил. - Убил.
И за это принял от Советской власти все, что положено.
В штрафбате был, медаль имею.
Искупил кровью, понятно? - Понятно.
И ни о чем не жалею, понятно? - Понятно.
Чего делать будешь?
Резать меня...
Стрелять?
Чего делать-то будем? - Алеша!
Тихо, тихо...
А мы ничего делать не будем.
Поставим вышку на Чертовой Гриве, найдем газ, забуримся.
Елань твою снесем к шутам собачьим.
Заасфальтируем здесь все, дома поставим.
В одном подъезде с тобой жить будем, со всеми удобствами.
Город Солнца...
Понял?
Я трансформаторы сгружать не буду! - Дыхни!
Федя!
Дедуль, у тебя внучка есть? Пусти на постой!
Как у вас с жильем, папаша?
Володя! Занимайте следующую избу, тут окон нет.
Саня! - Чего?
Гирю взяли мою? - Спроси у Петьки.
Петька! Гирю мою взяли? - Иди сам за своей гирей!
Лучше б ты меня тогда зарезал.
Смотри-ка...
Хорошо...
Ты посмотри, смотри...
Да ладно тебе.
Ребята, я сейчас.
Что ж ты, изверг?.
У них же сейчас самая любовь.
Приехали...
Деда обматюкали, ворота сковырнули.
Давай ружье. Теперь по лебедям, да?
Давай ружье!
Тая! - Что?
Закон запрещает в лебедей стрелять. - Ты что, с ума сошла?
Что ж ты такой прыткий? - Я?
Я тебя не искал... Ты сама сюда пришла.
Зачем здесь, я же дома живу... - Дома потом, дома еще...
Дождик пошел, Лешенька. - А плащик постелим...
Я сама...
Я сама, подожди...
Сейчас, ну чего ж говоришь сама...
Что-то царапается!
Патронташ... - А, патронташ...
Муравейник тут, подвинься немножко. - Подожди...
Да убери ты ногу...
Что это? - Леша, это твое ружье.
Я так испугался...
Что это, думаю, такое? - Милый, родной!
Мой Леша...
Леша, милый, родной...
Эх ты...
Не узнал меня. Совсем забыл.
Кто ж мог знать-то?
Ты ведь тогда знаешь, какая была? Козявка.
Теперь из тебя вон что получилось.
И вообще, Тай, на деревенскую ты по виду не похожа совсем.
Я ведь полгода приехала назад.
Работала буфетчицей, на корабле, на ""Академике Тимирязеве"".
Каюты ""люкс"", ресторан второго класса...
Диваны бархатные.
Хорошо? - Хорошо.
А чего не осталась?
Хорошего понемножку.
Теперь, вот видишь, Спиридону помогаю.
Злой как черт, но как-то жалко его. Пелагея умерла, он один.
Слушай... А ты чего не замужем?
Сказать? - Да.
А сам... не догадываешься?
Нет, Тай. Да и откуда?
Долго рассказывать.
Мать моя женщина! У меня ж люди банкета ждут.
Давай в деревню порознь вернемся?
А то неудобно, разговоры пойдут... У меня коллектив...
Ладно? Вот и хорошо!
Я побег.
Физкульт привет! - Привет...
Сердцу больно, уходи, довольно,
Мы чужие, обо мне забудь...
Здорово, дед! Мать честная, живой еще!