Ну? Что скажешь, бригадир?
А что? -А то.
Опять два станка простаивают.
Опять Грачкин и Громобоев.
В общем, будем увольнять. Хватит.
Постойте, Иван Игнатьевич. Они, может, захворали.
Гляди, гляди! Во Грачкин дает!
У-у, и Витя Громобоев. -Ну как же, дружки-приятели!
Поддай пару, ребята! Веселее!
Постойте вы! Человек на спор пляшет от автобусной остановки до цеха!
Да что вы на рельсах танцы устраиваете!
Вот шалопаи! -Кто шалопаи? Таланты! Давай!
Клячкин! -Что Клячкин?
У Клячкина все нормально. (напевает): "Белая роза - угроза..."
Захворали! Покрываете лодырей?
Имей в виду, план все равно с тебя спросим.
Привет. Привет!
Вот здорово! Молодец, Толя, молодец!
Прошу! -Все правильно?
Все! -Все!
Все. -Да, выиграл.
Все танцуешь?
Пусть жизнь промчится в цветах и улыбках.
Слушай, Грачкин, у тебя совесть есть? -А что?
Одолжить? Пожа-а-луйста.
Где? Где? Нету, нету. -Да ты, Володя, не обижайся. Чуть-чуть задержались.
Ну подумаешь, 15 минут... Не будьте мелочны, товарищ бригадир.
Что? -А что ты их терзаешь?
Он талант, можно сказать! Артист! -А ты не вмешивайся, Клячкин!
А вас надо гнать! Гнать из бригады!
Третий месяц вы у нас работаете, и третий месяц план не выполняем.
Чего? -Лодыри несчастные!
Лиза... -Елизавета!
Я люблю тебя за это! -Елизавета, Елизавета...
Тьфу! -Слушайте!
В последний раз предупреждаю! По-хорошему. Понятно?
Ох, последний раз мы встретим вас!
(поют): "И пьем за вас наш хлебный квас".
Буль-буль-буль...
Что ж получается? На заводе организуют коммунистические бригады, дали обязательство: 15 станков сверх плана выпустить, а в бригаде Яковлева простую дисциплину наладить не могут!
Наша бригада - здоровая бригада! Только у нас есть два пустых станка.
Грачкин и его друг Громобоев. Лоботрясы-комики!
А что ты про них молчишь, Володя?
Уберите их от нас, дайте нам замену, тогда узнаете, как мы будем работать.
А что мы с ними нянчимся? Детский сад здесь, что ли?
Администрация права: уволить их, да и все.
Правильно! Что с ними церемониться? -Постойте-постойте!
Так тоже нельзя. Давайте обсудим.
Леня, ну что обсуждать? Все ясно. Пошли по домам.
Сядь, Каткова!
Что ясно? Ничего не ясно. Кто еще будет говорить?
Берестова, Берестова!
А? -Слезь с подоконника.
Говорить будешь?
А что говорить? -Она даже не знает, о чем мы говорим.
Тебя-то ведь это тоже все касается.
Ну я не знаю, Лень...
Володя, может, это и неправильно, но мне их жалко.
О, здрасте! -Да нет, правда!
Если их уволят, куда же они денутся? -В милицию!
Стр. 1 | Дальше>>