Все сделали! Саш, смотри.
Вот! Володя! Володя, смотри!
Толково. -Вот! А вы не верили, вы их ругали!
А они все сделали! Я же говорила вам!
Вот! Ну-ка, дай я попробую!
Лиза, смотри. -Дай посмотреть.
Вот... -Ишь ты!
Молодцы! -Ну конечно, молодцы!
А где они сами-то?
А где же?.. Мальчик! -Мальчик!
Да вот он! -Вот он, у станка!
Мальчик! Да оставь ты это. А где же они сами?
В тюрьме. -Вот види... Где-где?
В тюрьме. У нас на Казаковке, в четвертом отделении.
А за что? -Не знаю.
Идем, ты меня поведешь. Лиз, держи.
Надюш, ты не ходи. -Володь, ну ты же слышал.
Я сам пойду. -Володя, ты ничего не сделаешь.
Будет только хуже. На, держи.
Бежим.
Куда ты? -Сюда. -Здесь не пустят. Пошли за мной.
Ну?
Прыгай же.
Тихо.
Тш-ш... Пролезешь? -Пролезу.
Куда ты? Вон их окно.
Мальчик, а...
Надя... Надюша!
Пришла. -Вить!
Что вы еще натворили? За что вас? -За нарушение.
Толька с моста прыгнул. Ну вроде как с вышки.
Толька? Все-таки прыгнул?
Вот сумасшедший, вот дурачок! -Ты понимаешь...
Штраф надо платить, а у нас денег...
Вот и загораем. -А сколько надо?
Сто рублей. -Сто рублей?
Мамочки! Ну и цены у них тут.
Ужас! И ни копейки не уступают. -Ну ладно, я через полчасика!
Только, пожалуйста, больше ничего не натворите.
Сюда.
Она что-нибудь про меня говорила? -Ага.
Чего? -Дурак, говорит.
Дурак? Или дурачок? -Ну дурачок.
Разница же небольшая. -Нет, брат.
Большая разница.
Предъявляйте пропуска, предъявляйте.
Громобоев? Грачкин?
Э-эх! Вас пропускать больше не велено.
Идите в отдел кадров за расчетом. -Как?
(хором): То есть как? -А вот так! Но! Но!
Тихо, тихо! Молчите, только молчите!
Стойте здесь и ждите меня. И не скандальте, я к директору.
Проходи.
Здрасте.
Так что, из-за этого прикажете все газовые коммуникации менять?
Вы что, ко мне? -Да.
Андрей Ильич, как же так? Почему у них отобрали пропуска?
Я про Толю Грачкина и про Витю Громобоева.
Почему у них отобрали пропуска? -Андрей Ильич, я вам говорил о них.
А-а, уже подписал приказ. -Как?