Контрразведка - это чистая, комфортабельная комната.
В которой сидит интеллигентный человек в белом халате.
С высшим образованием. И очень вежливо разговаривает.
Девушка по имени Санька.
Санька - подруга Воронова.
К сожалению, за этих двух мы уже заплатили.
Теперь - все кончено! Теперь - пуля в лоб.
А вы не знаете Евгения Бродского?
Я - негодяй, полковник.
Вот за него мы заплатили бы вдвое дороже.
Привет. -Здорово, ребята.
Привели. Этот из артиллеристов.
Этот - летчик. Из кавалерии. Из танкистов.
А этот с флагманского линкольна. -Так, ребята,
Как только вас будут... -Это что за сборище?
отправлять на фронт, зайдите...
Я вас спрашиваю!
Молчать!
Агитируешь.
Агитирую. -Обыскать. Ну?!
Извини, Мишель, приказ есть приказ.
А если лейтенант прикажет вам стрелять в меня?
Офицер есть офицер.
Вот офицер. Вглядитесь в него. Цыплячья шея.
Под белоснежным мундиром - грязное тело.
Мыслишки о женщинах. Он ест, когда голоден.
И чешется, если его зудит. Он закончит свою грязную жизнь.
И его воткнут в землю, как всех.
А вы почему-то делаете из него высшее существо.
Вы служите ему как собаки, или как затвор от винтовок.
Он стравливает между собой вас и нас.
А сам извлекает из этой братоубийственной свалки деньги.
А также чины, ордена.
Верно? -Верно. Молчать!
Вот видите: верно. Извините, я, кажется, задержал вас.
До встречи.
Взять! -Кого?
Его! -Есть!
Огонь! -Есть!
Я приказываю!
Целься выше головы. -А как же.
Огонь!
За мной. Лови его.
Наши пули умные, Мишель, они найдут дорогу.
Посмотрим. Пока. Через три часа в кабачке "Взятие Дарданелл".
Прошу прощения, господа. Извините. Пардон.
Господа. Скоты. Тьфу!
Не то, что наши, сиволапые.
Шарман. -Какие душистые. Ой, ну, дядьку.
Поехали.
Правее. Да правее же.
Да сейчас.
Так. Придется заворачивать обратно.
Погодите, товарищ Воронов. Прошу вас.
Ладно, я без вас до берега доберусь. Сама.
Ладно, сиди. Только тихо. -Скажите.
Евгений добыл для нашей партии секретный договор белых с оккупантами?
Ну добыл, но... -Так.
Это очень важно для революции?
Очень, но он... -Вот!
Евгений - герой, можно сказать, а вы...
Вы его вруном обзывали только потому, что мать его буржуйского класса.
А он с ей порвал. Да что я вам все это говорю?
Нет у вас сердца. Вот. Сухость одна в душе.
Слово вам не скажи. Никаких предложений слушать не желаете.
Я без революции жить не могу, вот она у меня где.
А для вас она все равно, что служба.
Один интерес, что заграничные наряды.
Все время меняете. Более к вам приставать не буду.
Надо мне до товарища Бродского добираться. Вот.
Отвернитесь.
Санька. Сумасшедшая.
Союзники уже два месяца здесь. Но где же Москва?
Франк падает, фунт падает.
Я больше ими не занимаюсь, я занимаюсь только долларами.
Союзники повторяют свой знаменитый маневр на Марне.
Через две недели мы будем в Москве.
Боже мой. Я вчера заказала портному костюм.
Он будет готов только через три недели.
Рвань! А ну - геть! -Все равно проберуся!