Извините, можно позвонить?
Так точно, товарищ лейтенант.
Только вот по этому звоните, а то этот не работает.
Наверное, где-то на линии обрыв, а телефонист все никак добраться до нас не может.
Я бы и сам починил, да все руки не доходят.
Спина разболелась?
Ты мне скажи, зачем я оттуда ушел?
Погибли бы оба лучше?
Причем здесь хуже или лучше?
Если бы я остался, все было бы по-другому, ты понимаешь?
А может это судьба?
А куда Рудольфу дальше?
Ну да, конечно, мы же с тобой теперь молодцы...
Мы же никого не придавали! Мы теперь с тобой чистенькие!
Потому что предавать некого! Все у нас хорошо!
Виктор, пожалуйста, не надо! Пожалуйста!
Вот это я дал...
Какая все-таки скотина человек...
Вот я проснулся, и даже не сразу вспомнил, что вчера было.
Нет, хорошее, конечно, вспомнил, а плохое на минуточку забьл.
Ну хватит, итак уже как лакированные.
Давай я? У тебя спина болит.
Наверное, доберутся до меня медики.
Отправят в запас.
Тем лучше: сразу поженимся.
А нет - тоже неплохо, будешь офицерская жена.
А говорила ничего у нас не получится.
Наврала про человека?
Нет, правду говорила.
Действителыно ждет.
Ну если ему нравится, пускай ждет.
Витя, ты не понял.
Я так не могу.
Как так?
Подожди.
Я не понял, а зачем же мы тогда?
Пожалела что ли?
Нет, это больше, чем пожалела.
Больше, меньше...
Нечего меня жалеть, кого-нибудь другого пожалей!
Достань из нашей папки все его заметки и переведи.
В письменном виде.
Зачем?
Так надо. Для порядка.
А на чем поеду я?
Ты не поедешь.
То есть, поедешь, но позже.
За тобой придет подвода и отвезет на вокзал.
Я не понимаю.
Я еду по старому маршруту.
Как по-старому?
Ты собираешься сам разминировать, один?
А что тут такого? Где надо - помогут.
Но Рудольф говорил, что там есть очень трудный объект, он даже сам боялся.
Ты не имеешь права рисковать. Эти объекты можно эвакуировать и пусть взрываются, люди не пострадают.
Это моя работа, и ты в ней ничего не понимаешь.
В конце концов, есть его записи, рисунки, я все прекрасно разминирую.
Тогда возьми меня с собой, я буду рядом и помогу.
Поможешь? Чем?
Всем. Всем, чем хочешь.
Пора мне, давай прощаться.
Я тебя не пущу, я поеду с тобой.
Возьми меня! Ну, пожалуйста!
Ну я же сказал, брысь под лавку.
Пора мне.
Все будет хорошо.
Может, когда-нибудь и встретимся.
"Кто форсировал Днепр и Одер, кто брал снежные Карпатские перевалы, кто возвратил свободу Киеву и Минску, кто освободил Севастополь и Одессу; кто сражался на улицах Будапешта, Кенигсберга, Вены, и кто водрузил знамя нашей победы над Берлином! все знамена разгромленных гитлеровских армий склонены к ногам победителей.
На трибуне мавзолея товарищ Сталин и руководители партий Советского Союза".
<<Назад | Стр. 15