Вот тут. Сейчас найдем, никуда не денется, в какой-нибудь машине.
Вот, фляжка.
Не дрейфь, тут до дома километров 10осталось, прорвемся.
Что? - Лейтенант, рация...
Живой? - Не уберег.
Рация, лейтенант, не уберег. - Тихо, тихо.
Наши.
За мной.
Стой... Смотри, танки. Танки не настоящие.
Пусти, сука.
Ранен?
Я сам.
Не умирай, только не умирай.
Мне тут до дома рукой подать. Все равно дойду.
Во время бомбардировки железнодорожного узла был убит русским армейским ножом штурмбанфюрер Гилле, необходимо ужесточить поиски диверсантов и обезвредить их в самые кратчайшие сроки. В связи с этим приказываю.
Никого нет, все посмотрел вокруг.
Разрешите мне, может они заблудились?
Отставить. Будем ждать здесь.
Товарищ лейтенант, это не та станция. - Что?
Это станция для отвлечения внимания.
А танки немцы разгружают ночью в карьере. Вот здесь написано.
Может все-таки сходить разведать?
Да, надо.
Пойдем, Костя.
Возьмем офицера.
А лейтенант, он же сказал языка не брать.
Лейтенант нас простит. Мы это дело мигом обтяпаем.
Потом домой сразу.
Давай, Вань, сделаем.
Да неужто мы не сделаем, давай.
Ой, хороший немец, нужный. - Штабной.
Дайте ему самогону и беречь его, как зеницу ока. Ясно?
Здесь не понятно, через сколько дней начнется контрнаступление.
Ферштейн?
Он говорит, что он не будет отвечать.
Не то, не то. Кажется, вот, широкомасштабное наступление.
Фюрер придает первостепенное значение...