Ладно, пошли!
Коли такой добрый, скинул бы и махорки.
««Бей жида-большевика.
Рожа просит кирпича»».
И зто все?
Небогато.
Зй, евреи.
Вставайте. Марш дальше.
Ну что, рискнем еще раз?
Как говорит наш Рубеж, слушайте меня, и беда вас не минет.
Пошли?
А может быть, подождем до ночи?
Там люди с голоду дохнут, а мы стоим тут!
Давай! Немцам ехать надо, а ты задерживаешь!
Ух, ё-моё!
Ну, давай!
Куда?
А вот и я. Давно не виделись.
Как же без меня?
Я только полетаю над вами, пришлю гостинчику.
А может, мотоциклетки прислать с люльками?
Давно не катались!
Ложись!
На небе пьют, а нам бутылки сдавать.
Стой, дядя. После продолжишь.
Зто... зто кто... кто тут?
Тихо. Ты полицейский? - А вы, хлопцы?
Застегнись, надует. Зто Каменка?
Да что вы, зто Багушовка.
Тут же немцы, два дня как встали.
Хлев не заперт? - Нет.
Сейчас выведешь нас с коровой. Понял, дядя?
И не вздумай чего. Выведешь и назад побежишь.
Все делать быстро, весело.
Сейчас. Раз надо, так надо.
Люблю сознательных. Флёра, не спишь?
Двери у тебя скрипучие. Надо бы смазать.
Что зто немцы собак не постреляли? Непорядок.
И ты белый, и корова. Чем вас накрыть?
Я возьму в хате. - Винтовку?
Нет, зто ты проделаешь с моим соседом, Вылупень его зовут.
Вот тут навоз, поваляйся.
У тебя какой чин, звание?
Что вы, у нас не полиция. Самооборона.
Теперь пошли, только быстро, а то женка твоя заскучает.
Пошла!
Не верти головой, упадешь.
Ложись.
Теперь поворачивай назад.
Назад домой. Ясно?
И ни гу-гу. Все между нами.
Ну, тогда иди. Только бегом!
А то баба тебя заругает.
Где теперь наш дядька?
Вышел до ветру на минутку.
Хорошие у него были сапоги, хромовые.
А может, он ищет нас, хочет обменять на мои?
Добрая, милая, стой.
Стой.