Ой!
Изверг!
Кто тебе дал право измываться над ребенком из-за ихних картинок?
Сейчас пойдем.
Убить его надо, да?
Пойдем.
Ну хватит, хватит, милые деточки.
Я в райкоме, до самого секретаря дойду.
Он тебе покажет, что к чему. Пойдем.
Пойдем.
Здравствуйте.
Здравствуйте, Людмила Яковлевна.
Проходите.
Александра... - Николаевна.
Извините, я купать собралась девочку.
Вот, пришла познакомиться с Вами и посмотреть как мои ученики живут.
Ну, да. В залу проходите.
Здесь они живут.
Здесь сын спит.
Там дочка.
Вот, здесь у нее стол. Занимается здесь.
Альбом, краски - все отец покупает.
Книжки ее здесь.
Вы садитесь, пожалуйста.
Спасибо.
Я, собственно, вот зачем.
Не перегружена ли Света домашней работой?
Как?
Ну, у Вас есть маленький ребенок.
У меня перегружена? Света?
Ну как же можно то?
У меня здоровый ребенок, вы знаете.
Если по-старому его переводить, в нем больше пуда живого веса!
Так что я сама себе жилки тяну.
А старшеньким не даю.
Ну-ну.
А как она Вас называет?
А никак.
Не привыкла еще.
А отца как?
Тоже никак.
Странно.
До свидания.
До свидания.
Я так больше не могу.
Не могу больше!
Не могу.
Не могу больше!
Не могу!
Полина давеча говорила, на женсовете Куличиха опять вчера выскочила, на нас опять вскинулась.
Что за дом, говорит, что за люди!
Полгода ребенок, почти, живет и не называет их никак.
А учительница, моя учительница, встает и говорит.
Важно не то, как она их называет, важно то, что она к ним чувствует.
Вот.
Так и сели.
Я тебе не рассказывала, вот когда тебя 2 недели не было, в Петровском ты был, я к Екатерине Алексеевне бегала.
Знаешь она что сказала?
Обиду - забудь.
А что ребенок трудный, то, говорит, вот я растение когда пересаживаю, что нужно чтобы оно росло?
Время и тепло, чтоб прижилось это растение.
А тут живой ребенок.