Как будто ты купил.
Какая разница кто из нас положит?
Положь, тебе говорю.
Дура ты, Шура.
Да? - Да.
Вот дура-то.
Приблуда, поганка!
Куда хочешь прячь, все равно найду.
Божий подарочек!
Ты что же говоришь?
Какие слова себе позволяешь?
Кто тебя этим словам научил?
От ты зловредничаешь, обижаешь Свету, но того не понимаешь, что другая девчонка на ее месте отцу бы пожаловалась.
А он бы тебя выдрал!
И правильно.
Она девочка - ты парень.
Ты ее должен защищать.
Ты пойми: она тебе сестра!
Она тебе родная, кровная сестра.
А наш папка, как тебе и Аленке ей тоже родной папка!
А ты?
А я мама.
Бабаня говорит, что ты мачеха.
Сыночек, ты это не слушай.
Это не хорошее слово.
Что матерное? - Нет.
Оно не матерное. Оно не хорошее.
Ну ты слушай, я тебе все скажу.
Помнишь папка молодой?
Ну такой был папка молодой, как... как... Саша Сотников, Раискин папа.
Только тот учится, а папа уже трактористом был.
А мы где были?
Не было вас, не родились вы еще.
А где мы были?
У-у... Не родились...
И меня папка не знал.
А ты тоже не родилась?
Как это?
Я-то...
Не!
Я родилась, сыночек, а вас на свете не было. Меня папа не знал, он знал Светину маму.
А потом пришло письмо, что она померла.
Мы туда приехали, а Света всё плакала.
А папка наш и говорит: не плачь, говорит, Света.
Я твой родной папа.
И есть у тебя сестра и брат Юра, тот, который тебя в обиду не даст.
Вот, что папа сказал.
Стой теперь в углу.
Мам, не надо, мам.
Скажи папе, чтоб он ее обратно отвез?
Мама! - А!
Поди-ка сюда.
Мама, ну почему ты Юрку таким словам учишь?
Почему он все Светке говорит?
Никто его не учит. Неужели?
Да? - Ну, раз твоя милая дочка не желает признавать тебя, так и нечего на мать кидаться!
Ты теперь ей хоть масло на голову лей, все-равно, перед ней и перед людьми будешь мачеха, злодейка.
Ладно, ладно.
Не желает Светка меня признавать.
Но Юрку-то своего я хорошо знаю.
Он никакой не злодей.
И не надо его таким словам учить, мама.