Ну тогда вон то. Похоже на полный обеденный сервиз на 24 персоны.
С большой супницей, видишь? - Да, или на кролика.
Очень сложного кролика.
Или очень рубенсовская грудь.
Эй. У тебя всегда на уме грудь. Все возможные виды грудей.
Я люблю их. Твои.
О, мы опоздаем на танцы!
Куда спешить?
Я знаю, что ты задумал.
Всё это просто увёртка. Я знаю, почему ты не хочешь идти.
Расколола.
Почему бы тебе не попробовать потанцевать хоть раз?
Другие мужья такие же неуклюжие. - О, спасибо.
Просто когда все танцуют, я чувствую, будто... я совершенно одна... в море лиц.
"Падение ангелов"...
Дороговато, да.
Но это наша первая годовщина двух "Р". Разве это не должно быть потрясающе?
Никогда не видел ничего подобного. - Ну, это моя роль.
Вносить в твою жизнь остроту.
Ты... научил меня... одной вещи, единственной вещи, которую мне всегда нужно помнить.
Какой?
Забыла.
Ах, да. Ну да, ну да...
Это было - никогда не сдаваться.
Никогда не сдаваться.
Никогда.
Она здесь.
Ты нашёл её.
Впечатляет.
Это потрясение от страха за неё. Оно соединило тебя.
Господи, это наш дом?
Очень похоже на наш дом. - Даже не думай.
Это иллюзия.
Всё вокруг... её иллюзия.
Самоубийцы могут сильно мучаться, предаваться самобичеванию.
Ты же не хочешь толкать её в ту сторону. Ты хочешь её увидеть.
Скажи ей всё, что у тебя на сердце. А потом уходи.
Не дави. - Стой, стой, стой!
Я знал, что ты приведёшь нас сюда. Ты - соперник с большим эго.
Да что ты знаешь обо мне?
Ты звал сына Альбертом. Кто это?
Мой первый зав. отделением.
Он был мне как отец.
Мудрые слова, блестящий ум, да...
Ты помнишь, чем он занимался, пока не стал педиатром?
Детской пси... - Психиатрией.
И он всегда медленно читал.
А вот они раньше были без оправы.
А всё остальное у меня... раньше было чёрным.
Знаешь, почему мы хотели выглядеть совсем иначе? Я, твои дети?
Внешность не главное? Одна не хуже...
Нет-нет. Старый багаж, старая иерархия.
Кто учитель, кто отец.
Мешает понять, кто мы на самом деле... друг для друга.
И я столько лет ждал шанса позаботиться о тебе.
И я забочусь о тебе сейчас.
Но это ещё не весь ад, сынок.
У тебя нет защиты от Энни.
Если бы, потеряв себя и свою душу, проглоченный самим адом, ты мог бы спасти её, я бы сказал - вперёд.
Я бы сам кричал "ура".
Сейчас ты вернул себе детей. Ты нужен им.
Три минуты, чуть больше - и ты сойдешь с ума.