Я знаю, что ты не хочешь видеть.
Ты не хочешь быть мёртвым.
Дети были так молоды тогда.
Ты хочешь помнить своих детей.
Когда они были ещё живы.
Когда она поедет в больницу, я тоже поеду.
Мари, Кэти едет...
Кэти едет туда не для того, чтобы выздороветь.
Родная?
Ей сделают укол. Это не будет больно...
и она просто уснёт. - Хочешь убить мою собаку?
Помочь ей умереть, да.
Родная, ей больно... очень больно, и ничем ей не поможешь.
И я хочу это прекратить, потому что люблю её.
Ты хочешь убить мою собаку.
Ты злишься. Это смерть делает.
Что с ней будет потом?
Она уйдёт туда, куда мы все уходим.
Разве это может быть плохо?
Давай, пап.
О, моя нога!
А, продул!
Спасибо, что не послушал маму.
В смысле?
Ну, не знаю, что просто выбрался сюда.
И весь этот день. Знаешь, она не хотела, чтобы мы это делали, потому что... наверное, из-за отметок и прочего.
Мы с твоей матерью говорили.
Ты же знаешь, мы всегда слушаем друг друга.
Так о чём был разговор?
О том, чтобы забрать тебя из Хед-Ройса.
Эта школа тебе не подходит.
Но проходит время и...
Где мы сейчас?
Может, ты не хочешь смотреть, Крис? Это твои похороны.
Что мне вкололи? Ты совсем, совсем расплылся.
По крайней мере, ты хочешь видеть самого себя. Уходит твой страх.
Страх? - Что ты исчез.
Ты не исчез. Ты только умер.
Женщина, потерявшая детей всего коротких 4 года назад.
Каждый день в своих молитвах просит Господа.
Селия, ну надо же.
Это её подарок... мне.
Это наша годовщина двух "Р". Своего рода особенный день.
Это наше место, как она видит.
Ваше место? - Где мы познакомились.
Куда хотели удалиться, я думаю.
Доживать нашу жизнь. Быть старикашками вместе.
Вот тут. Это дом наших грёз.
Полагаю, это я.
А размытая - это Энни.
Выглядит немного знакомо, Док.
Похороны закончились, Док. Почему это продолжается после похорон?
Милый дневник,
Я пишу эту чушь на твоих страницах, потому что мой психиатр безумнее меня.
Он считает, что это терапия.
Он думает, если из-за двух детей я попала в психушку, то чего ждать теперь?
Как он глуп.
Он так глуп, что думает, что это он вытащил меня из депрессии... когда это был только Кристи. Всегда. Только Крис.
О, Боже... - Я перебирала его открытки.
Живопись была его пунктиком.
Он использовал искусство как ещё один способ любить меня, помогать мне.
Всегда соединять нас.