Какая же это одна вещь?
Поцелуйте куклу.
Не хотите?
Так подите сюда.
А меня хотите поцеловать?
Имениннице дорогой с детками.
Ты что, старый греховодник, чай, скучаешь в Москве?
Вот как эти пташки подрастут, хочешь - не хочешь, надо женихов искать.
Ну что, казак мой?
Знаю, что зелье девка, а люблю.
Эй, любезный, поди-ка сюда!
Подойди, любезный.
Я и отцу твоему правду говорила, а тебе-то и Бог велел.
Хорош, нечего сказать!
Хорош мальчик!
Отец на одре лежит, а он забавляется, квартального на медведя верхом сажает.
Стыдно, батюшка, стыдно.
Лучше б на войну шел.
Ну, что ж, к столу пора.
Манифест об объявлении войны уже вышел в Петербурге.
Я сам видел.
Он уже доставлен главнокомандующему в Москву.
И зачем это нас нелегкая несет воевать с Бонапартом?
Он уже сбил спесь с Австрии, боюсь, не пришел бы теперь наш черед.
А затэм, милостивый государ, затэм, что император это знаэт.
Мы должны драться до послэднэй капли кров и умэрэт за своэго императора.
И тогда всей будэт хорошо.
А рассуждать как можно меньше.
Как старые гусары судим, вот и все.
А Вы как судите, молодой человек и молодой гусар?
Совершенно с Вами согласен.
Я убежден, что русские должны или умирать или побеждать.
Настоящий гусар, молодой человэк!
О чем вы там шумите?
На кого ты горячишься?
Верно думаешь, что тут французы перед тобой?
Я правду говору.
У меня сын идет в армию!
У меня 4 сына в армии, а я не тужу.
На все воля Божья: и на печи лежа умрешь, и в сражении Бог помилует.
Ты знаешь, что граф, прямо указывая на его портрет, требовал его к себе?
Я об одном не перестаю молить Бога, чтобы он помиловал его и дал его прекрасной душе спокойно покинуть эту землю.
Дело в том, что ты сама знаешь, что граф подписал завещание, по которому все имение, помимо прямых наследников, отдавал Пьеру.
Пьеру он не могзавещать.
Пьер - незаконный.
Как ты не понимаешь, что ежели граф написал письмо государю, в котором просит признать сына законным стало быть, Пьер уже будет не Пьер, а граф Безухов, и тогда он по завещанию получит все.
Мама велела Вас просить танцевать.
Я боюсь спутать фигуры, но ежели Вы хотите быть моим учителем...
Семен!
Данила Купора знаешь?
Смотрите на папа!
Батюшка-то наш, орел!
Господу помолимся!
Господи помилуй!
Царю святый, благоутробне и многомилостиве господи Иисусе Христе, простри руку твою крепкую и сильную на раба твоего Кирилла молимся вси и просим милостивное человеколюбие твое сама раба твоего Кирилла, кающегося в своих согрешениях, прими твоим человеколюбием, тебе бо подобает всякая слава во веки веков.
Может быть граф не звал меня.
Я пошел бы к себе.
Мой друг, поверьте, я страдаю не меньше Вас, но будьте мужчиной.
Не было случай, чтобы с третий удар шив оставался.
А какой свежий был мужчина, и кому пойдет это богатство?
Не унывать, мой друг, он велел Вас позвать, это хорошо.
Пить?
Пьера?
Может быть князя Василия позвать?
На другой бочок перевернуться хотят.
Пустите, я вам говорю!
Я беру все на себя, вы не знаете, что вы делаете.
Мерзкая женщина...
Пустите, пустите!
Что вы делаете!
Он умирает, а вы меня оставляете одну!
Да, вы этого ждали, радуйтесь теперь.
Мой друг, сколько мы грешим, сколько мы обманываем и все для чего?
Мне шестой десяток, мой друг...
Все кончится смертью, все.
Смерть ужасна.
Пьер!
Его нет более.
Пойдемте, я провожу Вас.
Старайтесь плакать, ничто так не облегчает, как слезы.
Бог поддержит Вас.
Вы молоды, и вот теперь обладатель огромного богатства.
Генерал-аншеф князь Болконский, по прозванию 'Прусский король', с того времени, как при Павле был сослан в деревню, жил безвыездно в своих Лысых Горах с дочерью, княжною Марьей...
Здорова?
Ну так садись.
На завтра...
Постой, письмо тебе.
От Элоизы?
Да, от Жюли.
Еще 2 письма пропущу, а третье прочту, боюсь много вздору пишете.
Прочтите хоть это, батюшка.
Третье, я сказал.
Треугольники эти подобны: стороны углов А, В, С некоторого треугольника...
Строгого порядка, по которому шла жизнь в Лысых Горах, не могло нарушить даже предстоящее сегодня прощание с сыном.
Как я узнаю его тут.
Какой умный человек, ваш батюшка.
Может быть от этого-то я и боюсь его.
Садитесь, садитесь.
Ходить надо, как можно больше.
Против твоей воли он спасет и помилует тебя и обратиттебя к себе, потому что в нем одном и истина, и успокоение.
Пожалуйста, Андре, для меня.
Едешь?
Пришел проститься.
Целуй сюда.
Спасибо, спасибо.
За что Вы меня благодарите?
За то, что не просрочиваешь, за бабью юбку не держишься.
Служба прежде всего.
Спасибо.
Ежели нужно сказать что - говори, эти два дела я могу делать вместе.
О жене.
Мне и так совестно, что я Вам ее на руки оставляю.
Что врешь?
Говори, что нужно.
Когда жене будет время родить, пошлите в Москву за акушером.
Знаю, что никто помочь не может, коли натура не поможет.
Я согласен, что из миллиона случаев один бывает несчастный, но это ее фантазия.
Ей наговорили, она во сне видела и она боится.
Сделаю.
Плохо дело, а?
Что плохо, батюшка?
Жена!
Я не понимаю.
Нечего делать, дружок.
Они все такие, не разженишься.
Ты не бойся, никому не скажу, а ты сам знаешь.
Что делать, красива!
Я все сделаю, ты будь покоен.
Письмо Михайлу Илларионовичу отдай.
Я пишу, чтобы он тебя в хорошие места употреблял и долго адъютантом не держал.
Скверная должность!
Скажи ты ему, что я его помню и люблю.
Да напиши, как он тебя примет.
Коли хорош будет - служи.
Николая Андреевича Болконского сын из милости служить ни у кого не будет.
А теперь поди сюда.
Должно быть, мне прежде тебя умереть.
Знай, тут мои записки.
Их государю передать после моей смерти.
Здесь ломбардный билет и письмо: это премия тому, кто напишет историю суворовских войн.
Переслать в академию.
Здесь мои ремарки, после меня читать для себя, найдешь пользу.
А теперь прощай!
Помни одно: коли тебя убьют, мне, старику, больно будет.