Сын полка (1981)

Все цитаты, стр. 6

Дяденька, вы начальник?
Э-э-э! Куда, куда?
Ступай!
А вы, дяденька, со мной не разговаривайте, вы меня пропустите к начальнику и ладно!
Ха! Ишь ты, какой шустрый!
Нету здесь никакого начальника! Ступай, ступай!
А вот неправда ваша, есть начальник!
А ты почём знаешь?
Сразу видно! Дом крепкий, лошади под сёдлами стоят, самовар понесли, часовой.
Хе, всё-то он видит.
Уж больно ты шустрый, как я на тебя посмотрю!
Ну, пустите, дяденька!
Слушай, я сейчас дам свисток, вызову караульного начальника, он тебя живо отсюда заберёт!
Куда заберёт? - Куда надо!
Кому говорят? Отойди, не положено, вот тебе и весь сказ!
Соболев, лошадь!
Дяденька, разрешите обратиться?
Что ж, обратись. - Дяденька, а вы начальник?
Ну, командир. А что?
А вы над кем командир?
Над батареей командир, над солдатами своими командир, над пушками тоже.
А над офицерами вы тоже командир?
Ну, это смотря над какими.
Над своими, например, тоже командир.
А над капитанами вы командир?
Нет.
Над капитанами я не командир.
Ну, я думал, вы и над капитанами командир!
А зачем тебе это? - Надо.
Ну, а всё таки?
Если вы над капитанами не командир, то и толковать нечего.
Мне дяденька, надо такого командира, который мог всем капитанам приказывать.
А что же такое надо всем капитанам приказывать?
Интересно даже.
Всем капитанам не надо, одному только надо. - Кому именно?
Енакиеву капитану.
Что же это за капитан такой?
Он, дяденька, над разведчиками командует.
Что ни велит, они всё исполняют.
Он у них самый старший. - Над какими разведчиками?
Известно какими, артиллерийскими, которые немецкие огневые точки засекают.
Ой, дяденька, и сердитый же этот капитан, прямо беда.
Ну, а ты когда-нибудь видел этого сердитого капитана?
В том-то и дело, что не видел. - А он тебя когда-нибудь видел?
И он меня не видел.
Он-то и приказал меня в тыл отправить и коменданту сдать.
Постой, погоди.
Как тебя звать-то?
Меня-то? Ваня. - Просто Ваня?
Ваня Солнцев. - Пастушок?
Верно.
Меня разведчики пастушком прозвали.
А вы почём знаете?
Я, брат, всё знаю, что у капитана Енакиева в батарее делается.
А скажи-ка ты мне, друг любезный, как ты здесь оказался, если капитан Енакиев тебя приказал в тыл отправить?
А я убежал.
Так сразу взял и убежал? - Нет, не сразу.
Я сначала убежал, да он меня нашёл, а потом уж я так убежал, что он меня уж и не нашёл. - А кто это «он»?
Дяденька Биденко, ефрейтор, разведчик ихний.
Может, знаете? - Слыхал, слыхал.
Что-то мне не верится, чтоб ты мог от Биденко убежать, не такой он человек.
Ты, наверное, сочиняешь, голубь?
Никак нет, ничего не сочиняю, истинная правда! - Слышь, Соболев?
Так точно, слышу!
Может это быть, чтобы пацан сбежал от Биденко?
Да никогда в жизни!
От Биденко ни один взрослый не убежит, не то, что этот «пистолет».
Это он, товарищ капитан, извините за выражение, просто малость загибает!
Да с места не сойти! - Вот Биденко, вот профессор!
Ещё я тут одного видел, у него тоже родителей нет.
Его кавалеристы к себе приняли за сына.
Он у них теперь сын полка.
Он говорит, я-то своим показался, а ты, говорит, своим не показался, вот они тебя и отослали.
Только это врёт он, дяденька, будто я своим не показался.
Я-то своим показался!
Они меня жалели, только ничего не могли сделать против капитана Енакиева!
Что ж, выходит, ты всем показался и только капитану Енакиеву не показался?
Да, дяденька, всем показался, а капитану не показался.
А он меня даже ни разу не видел.
А как можно судить о человеке, которого ни разу не видел?
А кабы он меня разок посмотрел, так может быть, и я ему показался?
Верно, дяденька? - Ты так думаешь?
Ну что ж, посмотрим.