Лекарство против страха (1978)

Все цитаты, стр. 9

Вон и конверт с подкладочкой.
Химики-химики. Ну и публика.
Да. Публика серь&235;зная. Прими мои соболезнования.
Но Панафидин... Владимир Иванович, подумайте, если письмо - правда, значит, метапроптизол существует, и он просто валял со мной дурака.
Но зачем ему скрывать, что он изобр&235;л метапроптизол?
Может, это чей-то розыгрыш?
Не думаю, эти ребята мало напоминают шутников.
Есть ещ&235; один вариант. Кто-то хочет сознательно вывести меня из игры.
Не понял. - Ну брошусь я обыскивать машину Панафидина. Это же скандал, он меня в порошок сотр&235;т.
И правильно сделает.
Производить обыск из-за какой-то анонимки, это же ч&235;рт те что.
Но не могу же я оставить этот сигнал без внимания. Как быть?
Вы же не дадите согласия на обыск. - Конечно, не дам.
И что делать?
Мой тебе совет: поговорить с Панафидиным по душам.
Навести, так сказать, мосты.
Эх, чувствую, грохнусь я с этого моста.
Добрый день. - Здравствуйте.
Извините, пожалуйста, за вторжение.
Капитан Тихонов из уголовного розыска.
Да-да, проходите, пожалуйста. Садитесь.
Муж мне говорил, что вы были у него и интересовались Лыжиным.
Одну секундочку. - Лыжиным?
Да, меня интересует направление его работ.
Мы с Володей в последнее время практически не общались.
Что так? - Володя изменился.
Он стал профессиональным неудачником.
И давно это с ним случилось?
Точно я не могу вам этого сказать. Сначала Володя начинал очень хорошо, потом удачно, исключительно удачно, сотрудничал с моим мужем.
Александр ему во многом помогал. Так сказать, огранил его талант.
В один прекрасный момент Володя устроил истерику, уволился из лаборатории. - Из-за чего это он устроил истерику?
Прорвалась, наконец, зависть. - Зависть? Были основания?
Ха-ха. Ну, понимаете, у Александра в жизни всегда вс&235; получалось так, как он хотел.
А вот у Володи никогда ничего не получалось. Отсюда и зависть.
А вы давно знакомы с Лыжиным?
Володю я знаю тысячу лет.
Он даже когда-то ухаживал за мной.
Ну, конечно, по-детски, красиво, чисто.
Прошу вас, расскажите о н&235;м.
Он же занимался у отца на кафедре. Естественно, часто бывал у нас дома.
Вот однажды он прив&235;л с собой Александра.
А как ваш отец относился к Лыжину?
Он считал его своим перспективным учеником.
И в то же время, говорил, что у него не все дома. - То есть?
Ну, понимаете, у Лыжина вс&235; всегда было без удержу.
Вот появилась какая-то новая идея, он носится с ней как угорелый, пока не упр&235;тся в стенку. И тогда сейчас же бер&235;тся за что-то другое.
Конечно, старик мог бы вышибить из него эту дурь.
Если бы он остался у отца на кафедре.
А что, ваш отец не захотел его оставить?
Нет, он хотел. Но... Понимаете, там же сложилась такая ситуация.
Панафидин жил в общежитии, и постоянной прописки у него не было.
А для продолжения научной работы ему нужно было попасть на кафедру.
Но место было одно, и предназначалось оно Лыжину?
Да. Но Лыжин же сам от него отказался.
Вот, кажется, и супруг.
Ольга Ильинична, скажите, я ведь не специалист в этой области.
Почему столько волнений вокруг этого препарата, метапроптизола?
Ничего удивительного, это будет выдающимся открытием.
По плану комиссии научного прогнозирования ЮНЕСКО, создание подобных препаратов относится к 20-м годам следующего века.
Так что, получив метапроптизол, Александр обгонит эпоху лет на 40, окажется впереди всего человечества.
Здравствуй. - Здравствуй.
У нас гости.
А, у нас в гостях неутомимый следопыт.