Лекарство против страха (1978)

Все цитаты, стр. 14

(по&235;т ансамбль): Зв&235;зды поровну, и песни поровну,
И счастья поровну среди людей,
Когда так весело заря развесила
Над нами радугу своих огней.
Когда так весело заря развесила
Над нами радугу своих огней,
Своих огней, своих огней".
Башка моя дурацкая. Не доварила.
Если они меня на даче ухитрились найти, то уж тут-то наверняка приглядывали, что я к вам направился.
Этого надо было ожидать.
По моим наблюдениям, преступники грабят именно тех, которые осуждены по делу "Рыболов-спортсмен".
Приходят к семьям осужд&235;нных, делают обыск, и зная, что те будут молчать, забирают ценности и деньги. - Понятно.
А кто ещ&235; из вашей компании богатый?
Кажется, остались магазины7-й и 21-й.
Да. Это были серь&235;зные купцы. - Не пришли.
Только 7-й магазин отпадает. Они сгорели дотла ещ&235; на обыске.
Вс&235; выгреб ваш товарищ. - Итак, оста&235;тся 21-й.
Липкин там был директором? - Да. Большого ума человек Липкин.
Я бы на месте этих деятелей теперь к нему направился. - Да.
Сколько должно было остаться препарата?
Я не занимаюсь уч&235;том.
У вас был доступ к веществу?
Готовый продукт Владимир Константинович держал в сейфе.
Станислав Павлович, мне вам два слова сказать надо.
Убей меня Бог, она с Борькой Чебаковым ходила.
С Чебаковым. Постой, Чебаков... - Ну, натурщик с моего участка.
Высокий такой, красивый. - Ну.
Он был замешан в махинациях "Рыболов-спортсмен". - Да.
Понятно. Теперь, кажется, вс&235; понятно.
Послушайте, мне домой надо.
К сожалению, вам прид&235;тся задержаться. И надолго.
Что, что, что? - Я собираюсь ограничить вашу свободу.
Через час вам будет предъявлено официальное обвинение.
Я не понимаю, за что? Что я сделала?!
Из вашего сейфа был украден метапроптизол, которым пытались отравить человека. Вот его. вы давно знаете Чебакова?
Я... Он мой друг.
Быстро: вы его впускали в лабораторию? Да или нет?
Я не понимаю, при ч&235;м здесь он? - Расскажите нам о н&235;м.
Он сейчас работает натурщиком, но по образованию он химик.
Чебаков - химик? - Он учился у профессора Панафидина, но потом его за что-то отчислили. Я не знаю, за что.
Зачем вы дали ему метапроптизол? - Я не давала, он сам взял.
То есть как?
Он сказал, что если я с ним расстанусь, он отравится.
Отравится он, как же. Других травить он мастер.
Что ж, еду за Чебаковым. - А я?
Нет, Андрей Филиппович. На сей раз опасаюсь за твою выдержку.
Отвез&235;шь Александрову в управление, а оттуда отправляйся к Липкину.
Помнишь, большого ума человек. - Слушаюсь.
По нашим расч&235;там, следующий разгон там должен быть.
Поговори там с людьми, осмотрись. Может быть, сегодня ночью прид&235;тся наряд туда послать. - Есть. Пройд&235;мте, гражданка.
Где тебя черти носят? Так можно на концерт опоздать!
Здравствуйте, Чебаков, концерт отменяется.
Ручки.
Кругом.
В комнату - переодеваться.
Руки можно опустить? - Теперь можно.
Брючный ремень выньте.
Шнурки в ботинках тоже ни к чему.
Может быть, вы выйдете, пока я буду переодеваться?
Или при вас заголяться? - Ну, Чебаков, при вашей профессии - такая застенчивость. Давайте, давайте, без фокусов.
Чебаков! Гантелями заниматься некогда, Чебаков.
И вообще, я вас предупреждаю.
Не вздумайте со мной устраивать соревнования по бегу, по боксу.