1
"Можно стать богачом
И быть нищим при том,
Если щедрости нет у богатства.
Будет светел и чист
Жизни прожитый лист,
Если в н&235;м добротой расписаться.
Доброта и простит,
Доброта и казнит,
Доброта - это не всепрощенье.
Если сердце стучит,
Если совесть не спит,
Значит, можешь С неправдой сражаться.
Если сердце болит,
Значит, совесть не спит,
Значит, можешь С неправдой сражаться.
Если сердце болит,
Значит, совесть не спит,
Значит, можешь С неправдой сражаться".
2
Андрей Филиппович, давайте сразу договоримся: не возвращаться больше к вопросу о доверии к вам.
Вы же не барышня в парке, которой каждые 10 минут нужно повторять насчет своей любви и дружбы. - Слушаюсь.
3
Я тебе уже объяснял: не сладости, а сласти.
Понимаешь, сласти! Сладости у восточных красавиц.
4
Для Панафидина страх - это не реакция на факт.
Это его мировоззрение. Понимаете?
Он вс&235; время боится где-то не успеть, чего-то не достичь или потерять из достигнутого.
Страх вс&235; время заставлял его чем-нибудь жертвовать.
Друзьями, любовью, совестью уч&235;ного.
И талант свой он бросил туда же.
5
Меня интересует голый химизм. - Просто страшно подумать, как бы вы распорядились препаратом, будь на то ваша воля.
вы на что намекаете? - Я не намекаю. Я прямо говорю!
Ваш голый химизм может превратить лекарство против страха в лекарство против совести. Ведь химия одинаково действует как на доброго человека, так и на мерзавца.
6
Чебаков! Гантелями заниматься некогда, Чебаков.
И вообще, я вас предупреждаю.
Не вздумайте со мной устраивать соревнования по бегу, по боксу.
Я вас просто застрелю. Понятно?