Осматривал. - Но вчера же не было воды, по-моему.
Была вода. - В одном подъезде есть вода, в другом нет воды. - Так не бывает.
У тебя просто водяная болезнь, честное слово.
Ну может, и болезнь.
Я сама посмотрю. - Может, и я с вами?
Нет, я не заблужусь. Зачем со мной ходить?
Да есть же там вода! - А я хочу проверить.
Посмотреть, как водичка бежит?
Так уж и посмотреть?
Вот на флоте, там хорошо - ни одной женщины на корабле.
Мы здесь курим, а женщина по лестницам мотается.
Да какая она женщина? Она ответственный работник.
Хорошо, правда?
Ничего.
А вот если ко мне домой ехать, так по этой дороге, прямо, прямо, прямо.
А у вас в городе и вода не как вода, трубой пахнет.
И чего ты из дома уехала?
А я не люблю, когда зимою солнце.
Я люблю, когда зимою снег лежит, толстый-толстый, и солнца нет, и тихо.
Тихо-тихо. Ты чего? - Да так.
Ну чего ты? - Да ничего.
Слышь, этот Тонькин мне говорит: "Это неправда!
Ни жены, ни детей у меня нет."
Я с ним и разговаривать не стала.
Я ему говорю: "Как неправда? А штамп, - говорю, - в паспорте?"
Ой, ну всё ты, Любка, брешешь.
Брешешь, ты посмотри!
Так мне Нурбетов паспорт его показал.
Я хотела было разорвать, просто он у меня выхватил.
Я вон под автобус хотела броситься, из Киева шел.
Люди добрые остановили. Чего?
Говорят, молодая еще, вся у тебя жизнь впереди.
Ой, Люб, и всё ты брешешь.
Мне же твоя мать говорила, что ты замуж за него...
Мать говорила, замуж выходь.
Чего б я с тобой в город шла? Сидела бы дома.
Ну и сидела бы.
Ага, вот денег наработаю, много-много денег наработаю, домой... Эй, ты, подвези!!! - Эй!
Никто мне тогда и не указ.
А то, может быть, еще и не вернусь.
А я себе сапоги на зиму куплю.
Не буду в валенках. Люблю в сапогах.
Снег скрипит.
Эй!!!
Требуется подавальщица-судомойка.
Обращаться в буфет.
Эге-гей, налетай, девки! Вакантное место.
Настя буфетчица замуж вышла.
В Красноярск укатила. А что, счастливое место.
Неделю не проработаешь, сразу замуж берут.
Остаться, что ли?
Ты знаешь, я, наверное, останусь.
А то, может, жребий кинем?
Да оставайся, мне то что. Здесь сколько-то против нас.
А я в город потопаю.
Вот ты сколько классов кончила?
Семь. - Семь. А стаканы поставила вверх дном.
А что? - А ты их так не ставь, ладно.
Пусть там водичка на дне стакана останется.
Бог с ней.
Смешной человек. Ну вот водку ты разливаешь, так ведь мерку-то с водкой надо опрокидывать быстро.
Глядишь ведь кое-что да назад по стенке стечет.
А-а!
А что? А что? Что ты смеешься?
Вот берет у тебя покупатель150 граммов колбасы.
Так ты ему дашь 150 или 148?
Какая ему разница? Ему от этого ничего плохого не сделается.
И государству никакого вреда, а тебе польза.
От двух граммов-то? - Да-да.
Ты сколько классов-то кончила? Семь, говоришь?
А сколько человек сегодня было в нашей чайной?
А я знаю! - Семьдесят.
А ну-ка, умножь, пожалуйста,2 на 70. Сколько будет?
140. - Грамм.
140 грамм и все твои.
Нет, торговать я тебе скажу так, торговать, милая моя, надо с умом.